Экономические преступления

Адвокат по уголовным делам: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Мошенничество и ущерб без признаков хищения; Способы совершения мошенничества; Момент окончания мошенничества; Умысел на мошенничество; Мошенничество с использованием поддельного документа; Мошенничество и лжепредпринимательство;

Покушение на мошенничество группой лиц.

Останкинский районный суд Москвы с участием государственного обвинителя - помощника прокурора СВАО Москвы, защитников - адвокатов, обвиняемых А., Б., при секретарях, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении: А., замужней, имеющей высшее образование, работающей администратором организации ярмарок выходного дня ГБУ «Автомобильные дороги СВАО», ранее не судимой, обвиняемой в совершении преступлений предусмотренных ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ, Б., не замужней, имеющей среднее специальное образование, не работающей, ранее не судимой, обвиняемой в совершении преступлений предусмотренных ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ, установил:

А. совершила покушение на мошенничество, то есть умышленные действия непосредственно направленные на хищение чужого имущества, путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от нее обстоятельствам.

Покушение на мошенничество в сфере кредитования;

Так, она являясь администратором отдела организации ярмарок выходного дня государственного бюджетного учреждения «Автомобильные дороги Северо-Восточного административного округа» (далее - ГБУ «Автомобильные дороги СВАО»), торговые места на которых дня предоставляются бесплатно, в точно неустановленном следствием месте и время, решила мошенническим способом похитить денежные средства индивидуального предпринимателя «П.» (далее - индивидуального предпринимателя «П.»), с Осуществлявшего продажу сельскохозяйственной продукции и продовольственных товаров на ярмарке выходного дня.

С целью реализации своего преступного умысла в тот же день, находясь на территории ярмарки выходного дня по вышеуказанному адресу, А. действуя из личной корыстной заинтересованности, в нарушение требований Постановления Правительства Москвы от № 172-ПП «Об утверждении Порядка организации ярмарок и продажи товаров (выполнения работ, оказания услуг) на них на территории, предусматривающего предоставление торговых мест на ярмарках выходного дня на безвозмездной основе, осознавая, что П. воспринимает ее как лицо, наделенное широким кругом прав и обязанностей по обеспечению торговли на ярмарке выходного дня, потребовала от него передавать ей денежные средства за использование торгового места на указанной ярмарке из расчета 1.500 рублей за каждый день торговли. При этом, А. пояснила, что денежные средства под видом взятки ему необходимо передавать еженедельно в воскресенье. Своими действиями А. ввела П. в заблуждение относительно своих должностных полномочий и создала у него уверенность, что только в случае передаче ей денежных средств он сможет осуществлять торговлю на данной ярмарке выходного дня, где она являлась администратором.

В дальнейшем, для максимальной конспирации своей противоправной деятельности в точно неустановленном следствием месте и время, А. вступила в преступный сговор с раннее знакомой ей Б., осуществляющей продажу продукции на указанной ярмарке, направленный на неоднократное хищение денежных средств, принадлежащих П. (пока он будет осуществлять торговлю на ярмарке выходного дня), путем обмана, с которой распределила преступные роли.

Так, А. должна была продолжать убеждать П. в необходимости передачи ей денежных средств в размере 1.500 рублей за каждый день торговли на ярмарке выходного дня, в качестве платы за использование торгового места, а Б., в свою очередь, должна была получать от П. или его представителей денежные средства, в качестве платы за использование торгового места и передавать их А. для последующего распределения между соучастниками в неустановленных следствием долях.

С целью реализации совместного преступного умысла, направленного на личное незаконное обогащение путем хищения мошенническим способом денежных средств П., А., действуя согласно отведенной ей преступной роли, находясь на территории ярмарки выходного дня А, потребовала от последнего передать ей денежные средства в размере 13.500 рублей за 9 дней торговли. При этом, А. сообщила заведомо ложные сведения, что в случае отказа от выполнения ее требований она составит акт о нарушении правил торговли на ярмарке и он будет лишен торгового места. Также А. пояснила, что денежные средства под видом взятки ему необходимо передавать через Б., осуществляющей торговлю на этой же ярмарке выходного дня.

В дальнейшем, в ходе неоднократных телефонных и личных разговоров, осознавая, что не имеет каких-либо реальных полномочий по предоставлению торгового места на ярмарке выходного дня или лишению данного места, действуя согласно своей преступной роли, А. убедила П. в необходимости передачи ей в будущем денежных средств в размере 1.500 рублей за каждый день торговли.

Затем, действуя в составе группы лиц по предварительному сговору во исполнение совместного преступного умысла, направленного на незаконное личное обогащение согласно своей преступной роли, находясь на территории ярмарки выходного дня, расположенной А, Б. получила от П., действовавшего в рамках ОРМ, денежные средства в размере 13.500 рублей для последующей передачи
А., которые предназначались в качестве платы за использование торгового места в течении 9 дней. Полученными денежными средствами Б. распорядилась по собственному усмотрению.

В дальнейшем, продолжая реализовывать совместный преступный умысел, направленный на хищение мошенническим способом денежных средств П., Б. действуя согласно отведенной ей роли в составе группы лиц по предварительному сговору совместно с А., находясь на территории ярмарки выходного дня А, получила от последнего денежные средства в сумме 3.000 рублей, для передачи А. и последующего распределения в неустановленных следствием долях, которые также предназначались в качестве платы за использование торгового места за 2 дня, после чего была задержана сотрудниками полиции.

Своими действиями А. и Б. обманным путем похитили денежные средства П. в сумме 13.500 рублей, которыми распорядились по собственному усмотрению, а также пытались похитить денежные средства в сумме 3.000 рублей, но были задержаны на месте происшествия. Таким образом, несмотря на то обстоятельство, что А. и Б. выполнили все возможные действия для неоднократного незаконного завладения обманным путем чужими денежными средствами, преступление они до конца не довели по независящим от них обстоятельствам, поскольку после получения денежных средств были задержаны сотрудниками правоохранительных органов.

Б. совершила пособничество в покушении на мошенничество, то есть умышленные действия устраняющие препятствия хищению чужого имущества, путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от нее обстоятельствам.

Так, А., являясь администратором отдела организации ярмарок выходного дня государственного бюджетного учреждения «Автомобильные дороги Северо-Восточного административного округа» (далее - ГБУ «Автомобильные дороги СВАО»), торговые места на которых предоставляются бесплатно, в точно неустановленном следствием месте и время, решила мошенническим способом похитить денежные средства индивидуального предпринимателя «П.» (далее - индивидуального предпринимателя «П.»), осуществлявшего продажу сельскохозяйственной продукции и продовольственных товаров на ярмарке выходного дня, расположенной А.

С целью реализации своего преступного умысла в тот же день, то есть 08.06.20014, находясь на территории ярмарки выходного дня по вышеуказанному адресу, А., действуя из личной корыстной заинтересованности, в нарушение требований Постановления Правительства Москвы «Об утверждении Порядка организации ярмарок и продажи товаров (выполнения работ, оказания услуг) на них на территории <адрес>», предусматривающего предоставление торговых мест на ярмарках выходного в дня на безвозмездной основе, осознавая, что П. воспринимает ее как лицо, наделенное широким кругом прав и обязанностей по обеспечению торговли на ярмарке выходного дня, потребовала от него передавать ей денежные средства за использование торгового места на указанной ярмарке из расчета 1.500 рублей за каждый день торговли. При этом, А. пояснила, что денежные средства под видом взятки ему необходимо передавать еженедельно в воскресенье. Своими действиями А. ввела П. в заблуждение относительно своих должностных полномочий и создала у него уверенность, что только в случае передаче ей денежных средств он сможет осуществлять торговлю на данной ярмарке выходного дня, где она являлась администратором.

В дальнейшем, для максимальной конспирации своей противоправной деятельности в точно неустановленном следствием месте и время, А. вступила в преступный сговор с раннее знакомой ей Б., осуществляющей продажу продукции на указанной ярмарке, направленный на неоднократное хищение денежных средств, принадлежащих П. (пока он будет осуществлять торговлю на ярмарке выходного дня), путем обмана, с которой распределила преступные роли.

Так, А. должна была продолжать убеждать П. в необходимости передачи ей денежных средств в размере 1.500 рублей за каждый день торговли на ярмарке выходного дня, в качестве платы за использование торгового места, а Б., в свою очередь, должна была получать от П. или его представителей денежные средства, в качестве платы за использование торгового места и передавать их А. для последующего распределения между соучастниками в неустановленных следствием долях.

С целью реализации совместного преступного умысла, направленного на личное незаконное обогащение путем хищения мошенническим способом денежных средств П., А. действуя согласно отведенной ей преступной роли, находясь на территории ярмарки выходного дня А, потребовала от последнего передать ей денежные средства в размере 13.500 рублей за 9 дней торговли. При этом, А. сообщила заведомо ложные сведения, что в случае отказа от выполнения ее требований она составит акт о нарушении правил торговли на ярмарке и он будет лишен торгового места. Также А. пояснила, что денежные средства под видом взятки ему необходимо передавать через Б., осуществляющей торговлю на этой же ярмарке выходного дня.

В дальнейшем, в ходе неоднократных телефонных и личных разговоров, осознавая, что не имеет каких-либо реальных полномочий по предоставлению торгового места на ярмарке выходного дня или лишению данного места, действуя согласно своей преступной роли, А. убедила П. в необходимости передачи ей в будущем денежных средств в размере 1.500 рублей за каждый день торговли.

Затем, действуя в составе группы лиц по предварительному сговору, во исполнение совместного преступного умысла, направленного на незаконное личное обогащение согласно своей преступной роли, находясь на территории ярмарки выходного дня, расположенной,
А, Б. получила от П. действовавшего в рамках ОРМ, денежные средства в размере 13.500 рублей для последующей передачи
А., которые предназначались в качестве платы за использование торгового места в течении 9 дней. Полученными денежными средствами Б. распорядилась по собственному усмотрению.

В дальнейшем, продолжая реализовывать совместный преступный умысел, направленный на хищение мошенническим способом денежных средств П., Б.действуя согласно отведенной ей роли в составе группы лиц по предварительному сговору совместно с А., находясь на территории ярмарки выходного дня А, получила от последнего денежные средства в сумме 3.000 рублей, для передачи А. и последующего распределения в неустановленных следствием долях, которые также предназначались в качестве платы за использование торгового места за 2 дня, после чего была задержана сотрудниками полиции.

Своими действиями А. и Б. обманным путем похитили денежные средства П. в сумме 13.500 рублей, которыми распорядились по собственному усмотрению, а также пытались похитить денежные средства в сумме 3.000 рублей, но были задержаны на месте происшествия. Таким образом, несмотря на то обстоятельство, что А. и Б. выполнили все возможные действия для неоднократного незаконного завладения обманным путем чужими денежными средствами, преступление они до конца не довели по независящим от них обстоятельствам, поскольку после получения денежных средств были задержаны сотрудниками правоохранительных органов.

Допрошенная в судебном заседании А. свою вину в совершенном преступлении не признала, указав суду, что она работает администратором ярмарки выходного дня, при этом она не имеет распорядительных и административно-хозяйственных функций. Она видела в первый раз П., который желал занять торговое место, которое не было за ним закреплено, при этом она не говорила П. о необходимости передачи ей или кому-либо денежных средств за использование торгового места, так как такие места общеизвестно представляются бесплатно. Однако сам П. спрашивал ее о том сколько получает продавец в день на ярмарке в день, на что она ответила, что как везде, примерно 1500 рублей. В дальнейшем она общалась с П. по телефону, при этом так же не говорила ему о необходимости передачи ей или кому-либо денежных средств, так же в разговорах не упоминала про продавца Б., а говорила с ним о допущенном П. нарушении - торговлю от его имени не заявленным на ярмарку продавцом. Она говорила с П., который спрашивал ее вынесены ли по актам за вышеуказанное нарушение 2 или 3 штрафа, за 2 или 3 дня торговли, на что она сказала что за 2 дня, так же не обсуждая с П. вопросов связанных с передачей или Б. наличных денежных средств. В последствии она (А.) была безмотивно задержана сотрудниками полиции, которые на нее оказывали давление.

Допрошенная в судебном заседании Б. свою вину в совершенном преступлении не признала, указав суду, что она работала в качестве продавца на ярмарке выходного дня, где администратором была А., у индивидуального предпринимателя, при этом она так же через продавца по имени «Анна» продавала на данной ярмарке личные овощи в иной палатке. Ей (Б.) не был известен лично П., она никогда не говорила П. о необходимости получать от него денежные средства, и их от П. никогда не получала, так же не получала никогда указаний от А. о получении денежных средств с кого-либо, так как все места на ярмарке представляются на безвозмездной основе. Она по просьбе рабочего ярмарки по окончании рабочего дня принимала от иных продавцов инвентарь, одновременно пересчитывая выручку от продаж с торговой точки и получая денежные средства от продавца «Анны» за проданные последней принадлежащие ей (Б.) овощи, однако при этом она заметила, что к ней подошел П., с вопросом «Вам сдавать?».

Так как она расценила вопрос П. о необходимости сдаче ей инвентаря, то ответила положительно, сказав что передаст «все» - т.е. инвентарь А., не получая от П. никаких денежных средств. Она (Б.) была переведена на иное торговое место, куда подошел П., который стал неожиданно говорить, что надо какие-то деньги отдать А., на что она ответила отказом, однако П. деньги положил сверху на товар, на что она ему сказала «убери», так как могла быть за это наказана санитарной инспекцией и не желала данные деньги получать. Затем она (Б.) отвлеклась на покупателя и П., видимо, подложил денежные средства в товар, так как к палатке подбежали сотрудники полиции, которые сразу данные деньги обнаружили, а она (Б.) была безосновательно задержана.

Несмотря на показания подсудимых об обстоятельствах дела, их вина в совершении преступления нашла свое подтверждение в ходе судебного заседания, и подтверждается следующими доказательствами исследованными в ходе судебного следствия.

Показаниями потерпевшего П. показавшего суду, что он как индивидуальный предприниматель получил торговое место на ярмарке выходного дня, администратор ярмарки А. сообщила ему о необходимости оплаты за торговое место из расчета 1500 рублей в день, в ином случае он мог лишиться торгового места. Он разыскивал А., при этом его направили к ранее ему не знакомой Б., которая позвонила А. и дала ему трубку - А. сказала, что встретиться с ним по поводу задолженности за торговое место в следующие выходные. Он (П.) узнал, что места на указанной ярмарке представляются бесплатно, в связи с чем Обратился в полицию с заявлением о необоснованном требовании с него вышеуказанных денежных средств. Сотрудники полиции в присутствии понятых выдали ему диктофон, с которым он приехал на ярмарку и встретился с А., которая вновь сообщила что оплата за 1 день торговли составляет 1500 рублей, одновременно сказав, что деньги нужно передавать «на рыбу», то есть торговое место с рыбой, где работала Б.

Затем он вернулся в УВД СВАО Москвы где выдал в присутствии понятых вышеуказанный диктофон, который затем в тот же день был снова ему повторно выдан для дальнейшего использования. Он обратился к Б., которой передал в качестве оплаты за торговое место для А. 13500 рублей, которые Б. взяла, их пересчитала и убрала, сделав запись о том, что данные деньги передал индивидуального предпринимателя П. Он так же позвонил самой А., которой сообщил, что отдал Б. 13500 рублей. Он в присутствии понятых выдал использованный диктофон на котором имелись записи разговора с Б. и А. Ему в присутствии понятых был выдан вновь диктофон и денежные средства в размере 4500 рублей, исходя из необходимости оплаты 3 дней торговли, по 1500 рублей за 1 день. Однако, когда он позвонил по телефону А., та сообщила, что в 1 из дней ярмарка работать не будет, и он (П.) должен будет заплатить 3000 рублей - за 2 дня, Б., которую перевели с палатки с рыбной продукцией на продажу овощей и ягод, из-за высокого температурного режима. Он подошел к палатке где ягодами торговала Б. и передал ей 3000 рублей, который Б. убрала под ящик, после чего к палатке сначала подошлаА., а затем и подошедшие сотрудники полиции, которые Б. задержали. Затем был произведен осмотра торгового места Б. в ходе которого переданные им вышеуказанные деньги в размере 3000 рублей и тетрадь Б. были изъяты. Он (П.) полностью подтверждает свои показания данные им в ходе предварительного следствия и оглашенные в судебном заседании.

Показаниями свидетеля Б.0 показавшего суду, что в правоохранительные органы обратился гр-н П., являющийся индивидуальным предпринимателем, с заявлением о том, что на ярмарке выходного дня с него требуют денежные средства за осуществление на ярмарке торговой деятельности, и в случае отказа П.платить, по словам последнего ему было сообщено, что в отношении него будут составляться документы о нарушениях и он потеряет место на ярмарке. Было принято решение о проведении оперативного мероприятия, в рамках которого, в присутствии понятых, П. был выдан диктофон, с которым П. уехал на ярмарку. По возвращении П., он выдал диктофон, запись с которого была расшифрована, согласно которой можно было понять, что с П. требуют денежные средства. Лицо требовавшее денег - 1500 рублей за день торговли, по словам П. являлась администратором ярмарки выходного дня, оказавшаяся в последствии А., и ее «помощники». Было принято решение о продолжении оперативного мероприятия, диктофон П. был снова выдан, который был последним возвращен года. При расшифровке записей было установлено, что П. передал денежные средства в размере 13500 рублей за право торговли на ярмарке женщине, оказавшейся в последствии Б., являющейся продавцом рыбы, которая взяла деньги в связи с тем, что А. была больна, и о чем затем П. по телефону сообщил А. Для фиксации незаконного получения от П.денежных средств, последнему в присутствии понятых были выданы денежные средства в размере 4500 рублей, из расчета оплаты 3 дней торговли, а так же вновь был выдан диктофон. Данные денежные средства П. должен бы передать или самой А., или Б., для А. П. передал денежные средства Б., после чего на торговом месте последней был проведен осмотр, в ходе которого были обнаружены 3000 рублей из вышеуказанных 4500 рублей, выданных П., который сам добровольно выдал 1500 рублей, так как с него деньги были взяты за 2 дня торговли. Кроме того, П. был выдан использовавшийся им вышеуказанный диктофон, согласно записям на котором, А. ему сообщала, что нужно отдать деньги за 2 дня, которые он затем и передал Б.

Показаниями свидетеля Б.1 показавшей суду, что Она была приглашена в качестве понятой в УВД СВАО Москвы, сотрудники которого выдали ранее ей не знакомому П. диктофон. В тот же день в ее присутствии П. возвратил диктофон, запись с которого была расшифрована, а диктофон вновь выдан П. Она вновь участвовала в качестве понятой при возврате П. вышеуказанного диктофона, с которого так же была произведена расшифровка имеющихся записей. Она была вновь приглашена сотрудниками полиции для участия в качестве понятой при выдаче П. как диктофона, так и денежных средств в размере 4500 рублей, с которых сотрудники полиции сняли ксерокопии. в ее присутствии П. данный диктофон сотрудникам полиции выдал, записи расшифрованы. По всем проведенным вышеуказанным действиям составлялись процессуальные документы, которые она читала и подписывала, так как они верно отражали обстоятельства произведенных сотрудниками полиции действий.

Показаниями свидетеля Б.2 показавшего суду, что в июне 2014 года в полицию поступила информация о том, что на ярмарке выходного дня руководство ярмарки требовало с П. денежные средства за торговлю на ярмарке, места на которой представляются бесплатно. В ходе проведенного оперативного мероприятия П. был выдан для фиксации его разговоров диктофон, так же выдавались денежные средства, которые затем, в размере 3000 рублей, были обнаружены в ходе осмотра места происшествия - торговой палатки продавца Б. В ходе проведенной расшифровке переговоров с вышеуказанного диктофона, было установлено, что П.передавал деньги для администратора данной ярмарки А.

Оглашенными показаниями свидетеля Б.3 из которых следует, что Он участвовал в качестве понятого при осмотре сотрудниками правоохранительных органов торговой палатки на ярмарке выходного дня, где были изъяты денежные средства в размере 3000 рублей. Затем по просьбе сотрудников полиции, он проехал в УВД СВАО Москвы, где участвовал в качестве понятого при выдачи гр-ном П. денежных средств в размере 1500 рублей, при этом П. пояснил, что ранее ему выдавалось 4500 рублей, 3000 из которых он передал гр-ке Б. на ярмарке выходного дня за возможность осуществлять на данной ярмарке торговлю, а вышеуказанные 1500 рублей у него (П.) остались. Так же П. был выдан диктофон, записи с которого были расшифрованы (т. 1 л.д. 102-105).

Показаниями свидетеля Б.4 показавшего суду, что Он был приглашен в качестве понятого для участия в осмотре места происшествия - торговой палатки на ярмарке выходного дня, где продавцом была ранее ему не знакомая Б. В ходе осмотра торгового места сотрудниками правоохранительных органов были изъяты денежные средства в сумме 3000 рублей, а так же тетрадь с рукописными записями, после чего сотрудниками полиции был составлен протокол осмотра места происшествия, который им (Захаровым) был прочитан и подписан, верно отражавший обстоятельства вышеуказанного осмотра.

Показаниями свидетеля Б.5 показавшего суду, что Он находился на ярмарке выходного дня, где он видел сотрудников полиции возле торговой палатки где продавцом являлась Б., туда же затем подошла и администратор ярмарки А. Он видел, что сотрудники полиции нашли под ящиком с вишней на торговой точке Б. какие-то денежные средства, которые исходя из разговора были переданы Б. одним из участников ярмарки.

Письменными материалами дела.

Так же вина подсудимых подтверждается прослушанными непосредственно в судебном заседании аудиозаписями вышеуказанных разговоров между П., А. и Б.

В судебном заседании в качестве свидетеля защиты был допрошен Б.6 указавшая, что она являлась заместителем главы ярмарки, знает лично А. работающую администратором ярмарки выходного дня, на которой торговые места представляются бесплатно, и никогда она не слышала о «поборах» с продавцов в пользу А.

Свидетель защиты Б.7 показал суду, что на ярмарке выходного дня места для торговли всем предоставляются бесплатно, администратор ярмарки А. является активным членом профсоюза организованного для защиты прав предпринимателей от «поборов», которые пытались незаконно получать компании обеспечивающие работу ярмарки. О получении денежных средств от участников ярмарки А. он никогда не слышал.

Свидетель защиты Б.8 показала суду, что она является администратором ярмарки выходного дня, как и А., но организованной в ином месте. На любой ярмарке места для торговли представляются в безвозмездном порядке, о каких-либо сборах с участников ярмарки она никогда не слышала, так как по работе иногда подменяла А.

Свидетель защиты показал суду, что он работает в качестве рабочего на ярмарке выходного дня, при этом Он по просьбе администратора ярмарки А. стал собирать «таблички» и скатерти - инвентарь для сдачи их продавцу Б., которая согласилась их принять. Так же в данный день Б. сдавали инвентарь лично и иные участники ярмарки.

Свидетель защиты Б.9 показал суду, что он в качестве главного специалиста ярмарки, курировал ярмарку выходного дня на предмет соблюдения законодательства, при этом он установил, что 20 или , а так же 6 и участник ярмарки индивидуального предпринимателя П. заявил в качестве продавцов одних лиц, в то время как фактическую торговлю осуществляла девушка по имени «Екатерина», за что он составил в отношении индивидуального предпринимателя П. акты.

Свидетель защиты П.0 показала суду, что она работала неофициально продавцом на ярмарке выходного дня у индивидуального предпринимателя П., при этом в отношении индивидуального предпринимателя П. проверяющей организацией были составлены акты о том, что торговлю осуществляет она, а не заявленные П. продавцы. В указанные дни к ней никто не подходил и не просил предать кому-либо денежные средства за торговлю на указанной ярмарке, так как торговое место предоставляется участнику ярмарки бесплатно.

Свидетель защиты П.1 показала суду, что на ярмарке выходного дня на торговое место индивидуального предпринимателя П. было расположено рядом с ее торговым местом. От имени индивидуального предпринимателя П. торговлю осуществляла девушка по имени Екатерина, которая ей (Остроуховой) не сообщала о том, что кто-либо из сотрудников ярмарки требует от П. передачи денежных средств за торговое место, которое всем участникам ярмарки представляется общеизвестно бесплатно.

Оценивая показания об обстоятельствах дела данные подсудимыми в ходе судебного следствия, суд показаниям подсудимых об их непричастности к совершению преступления не доверяет, расценивая их как попытку уклонения от уголовной ответственности по следующим основаниям. Показания подсудимых опровергаются вышеизложенными показаниями потерпевшего, свидетелей обвинения, которые ранее с подсудимыми знакомы не бели и поводов к их оговору не имеют, при этом поскольку показания потерпевшего и свидетелей обвинения согласуются как между собой, так и с материалами уголовного дела, суд доверяет вышеизложенным доказательствам представленным стороной государственного обвинения и на указанном основании кладет их в основу обвинительного приговора.

Доводы А. о том, что она говорила П. о том, что 1500 рублей это заработок продавца на ярмарке в день, а не сумма «оплаты» за торговое место, а так же о том, что она говорила потерпевшему лишь о то, что на него составлены акты о нарушениях за 2, а не за 3 дня работы, в разговорах она вообще не упоминала про Б., суд расценивает как попытку А. искажения смысла разговоров зафиксированных П. на диктофон, так как согласно записям явно следует, что А. в формате «вопрос-ответ» сообщала потерпевшему о том, что необходимо платить 1500 рублей в день «на рыбу», то есть торговое место Б. Так же из данных расшифровок разговоров следует, что П.общается именно с А., называя ее по имени и отчеству, сообщает ей о то, что «на рыбу отдал денежку 13500», сама А. сообщает на вопрос потерпевшего «Мне денежку за 2 или 3 дня отдать?» о том, что нужно отдать именно за 2 дня, то есть 3000 рублей, что и было П. сделано, когда в указанной сумме деньги были им переданы Б.

По аналогичным основаниям суд не доверяет и доводам Б. о том, что П. «влез» в ее (Б.) разговор с иным продавцом, при приеме от продавца наличных денег и их пересчете, с вопросом о передаче Б. П. не денег, а инвентаря, так как из соответствующей расшифровки разговора между Б. и потерпевшим прямо следует, что Б. получает от П. наличными 13500 рублей, по предложению именно П. их пересчитывает, говоря последнему что «она (А.) не могла подойти, так как заболела, у которой был день рождения (дата дня рождения А. 26 июня). О передаче денежных средств в указанной сумме «на рыбу» П. по телефону сообщил А., которая подтвердила, что больна, что следует так же из соответствующей записи разговора. Довод Б. о том, что Она так же не получала от П. денежных средств, которые тот положил без ее ведома за ящик, опровергается так же расшифровкой соответствующего разговора, согласно которой Б. была осведомлена о том, что «нужно ей (А.) было дать за 2 дня…», спросила у П. «все правильно, три?», на что получила утвердительный ответ.

На вывод суда о достоверности показаний потерпевшего П. и о виновности подсудимых в совершенном ими преступлении не влияет довод защиты о том, что в ходе судебного заседания П. сообщал, что изначально о требованиях передачи им денег в качестве оплаты за торговое место он узнал от продавца и помощников, так как П.так же в ходе судебного заседания полностью подтвердил данные им показания в ходе предварительного следствия, согласно которых такое требование поступало от А. до момента его обращения с заявлением в правоохранительные органы. При этом суд отмечает, что данные показания П. давал и в ходе очных ставок с участием защитниковА. и Б., что исключает возможность искажения в протоколе допроса показаний сообщенных в ходе следственного действия непосредственно потерпевшим. Кроме того, суд отдельно отмечает, что как указано выше, после обращения П. в полицию с заявлением, доводы изложенные в заявлении подтвердились, что зафиксировано в разговорах П. с подсудимыми из которых следовало как необходимость передачи потерпевшим подсудимым денег, так и факты их непосредственной передачи.

В связи с изложенным, давая оценку показаниям свидетелей защиты о том, что фактическую торговлю на торговом месте от имени индивидуального предпринимателя П. вела Чеботарь, которой не высказывалось требований оплаты П. денег за торговое место, суд отмечает, что на выводы суда о виновности подсудимых показания указанных свидетелей никак не влияют, так как установлено, что требования о незаконной передачи денежных средств лично выдвигались потерпевшему. Так же на выводы суда не влияют и показания свидетелей защиты Проскурина, Попова, Васильевой и Федюшкиной, так как последние не являлись очевидцами совершенного А. и Б.преступления, не присутствовали при разговорах последних с потерпевшим.

Отдельно давая оценку записи разговора между А. и П., которая была расшифрована как в ходе оперативного мероприятия, так и затем прослушана в ходе предварительного следствия, суд доверяет тексту расшифровки данной записи сделанной именно в ходе оперативного мероприятия, согласно которой денежные средства в размере 1500 рублей П. необходимо было передавать «на рыбу», так как именно в указанной расшифровка записи соответствует ее фактическому содержанию, поскольку была непосредственно прослушана судом в ходе судебного следствия, и в связи с чем суд отклоняет доводы защиты о том, что данные расшифровок сделанных оперативными сотрудниками в ходе ОРМ отличаются от расшифровок сделанных в последствии следователем, при этом в остальной части все расшифровки отражают верно все имеющие значение для дела обстоятельства.

Суд отклоняет доводы защиты о недопустимости как доказательств по делу вышеуказанных записей, которые по мнению защиты являются «копиями» «оригинала записи», содержащейся на диктофоне, который не был приобщен к делу в качестве вещественного доказательства, так как материалы дела содержат акты копирования информации - вышеуказанных записей с диктофона на компакт диски с серийными номерами, которые и были признаны вещественными доказательствами, и записи с которых непосредственно были прослушаны в ходе судебного следствия.

Доводы защиты о недопустимости данных записей в связи с тем, что по делу не была проведена фоноскопическая экспертиза на предмет принадлежности голосов подсудимым суд отвергает, так как указано выше, на записях объективно отражены голоса подсудимых, при этом к А. потерпевший обращается по ее имени и отчеству, согласно детализации телефонных соединений П. говорил именно с А., а Б. является продавцом рыбы (при передаче денег в размере 13500 рублей), и которая была задержана непосредственно после передаче ей денег в размере 3000 рублей.

Довод защиты о недопустимости данных записей, зафиксировавших телефонные переговоры с А., при отсутствии разрешения суда на прослушивание переговоров, суд отклоняет, так как оперативного мероприятия связанного непосредственно с прослушиванием телефонных переговоров не проводилось, а диктофон П. выдавался для фиксации его разговоров с А., и указанным образом использовался.

Отвергается судом и доводы защиты о недопустимости всех результатов оперативного мероприятия, которое по мнению защиты проводилось именно в отношении А., а не Б., и результаты которого надлежащим постановлением не были представлены органам предварительного следствия, так как из постановления о проведении оперативного мероприятия следует, что имеются основания полагать что в действиях как А. так и «неустановленных лиц» содержатся признаки преступления, постановление о представлении результатов ОРМ было представлено в суд стороной государственного обвинения.

Таким образом, оценивая все собранные и исследованные в судебном заседании доказательства, в их совокупности, суд приходит к убеждению, что вина подсудимых полностью доказана, в связи с чем действия А. суд квалифицирует по ст. 30 ч. 3, 159 ч. 2 УК РФ, как покушение на мошенничество, то есть умышленные действия, непосредственно направленные на хищение чужого имущество путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, а Б. по ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3, 159 ч. 2 УК РФ, как пособничество в совершении покушения на мошенничество, то есть умышленных действий устраняющих препятствия к хищению чужого имущество путем обмана, группой лиц по предварительному сговору. При этом суд учитывает, что в ходе судебных прениях государственный обвинитель исключил из объема предъявленного подсудимым обвинения квалифицирующий признак преступления «использование служебного положения», как не нашедший своего подтверждения в ходе судебного следствия.

Умысел на хищение чужого имущество - денежных средств П., путем обмана, в действиях подсудимых суд усматривает в том, что А., сообщала заведомо для нее ложную информацию о необходимости П. передавать через Б. денежные средства за использование П. торгового места на ярмарке выходного дня, которое представляется бесплатно, мотивируя, что в ином случае П. данного места может лишиться. В связи с данными незаконными требованиями П. передавал денежные средства в размере сначала 13500 рублей Б., а затем 3000 рублей ей же, при этом Б. с поличным была задержана, и таким образом подсудимые не смогли довести до конца свой преступный умысел по независящим от их воли обстоятельствам. Поскольку действия подсудимых были согласованы и направлены на единый преступный результат - хищение у П. принадлежащих ему денежных средств, в вину обоим подсудимым обоснованно вменен квалифицирующий признак преступления «группа лиц по предварительному сговору», при этом, Б. выполняла отведенную ей роль пособника совершения данного преступления, устраняя препятствия к совершению преступления, получая согласно отведенной ей преступной роли, в отсутствие А., от П. вышеуказанные денежные средства.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимых, так суд учитывает в качестве смягчающих подсудимым наказаний обстоятельств факт того, что А. и Б. являются лицами ранее не судимыми, обе положительно характеризуются, Б. имеет хроническое заболевание и инвалидность. Обстоятельств отягчающих наказание кому-либо из подсудимых суд не усматривает, при этом учитывая обстоятельства совершения подсудимыми преступления и данные об их личности, суд приходит к выводу о том, что исправление А. и Б. возможно без изоляции их от общества, при этом оснований для применения ст. 64 УК РФ к кому-либо из подсудимых суд так же не усматривает, так как не находит совокупность смягчающих вину подсудимых обстоятельств исключительной.

Суд с учетом материального положения подсудимых и конкретных обстоятельств совершенного ими преступлений, суд полагает возможным не назначать подсудимым дополнительного вида наказания.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 304, 307, 308 и 309 УПК РФ, суд приговорил:

Признать А. виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 ч. 3, 159 ч. 2 УК РФ, и назначить ему наказание в виде 2 (двух) лет лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ, считать назначенное А. наказание условным, с испытательным сроком на 2 (два) года.

Признать Б. виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3, 159 ч. 2 УК РФ, и назначить ему наказание в виде 1 (одного) года 6 (шести) месяцев лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ, считать назначенное Б. наказание условным, с испытательным сроком на 2 (два) года.

Меру пресечения осужденным А. и Б. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменить после вступления приговора в законную силу.

Обязать осужденных А. и Б. в период испытательного срока не менять места жительства без уведомления специализированных государственных органов осуществляющих контроль за поведением условно осужденного, обязав посещать которые по требованию последних, в дни установленные уголовно-исполнительной инспекцией, не реже 1 раза в месяц.

Вещественные доказательства по уголовному делу: 4 компакт-диска и детализацию телефонных соединений П. хранить при уголовном деле, денежные средства в суммах 1500 и 3000 рублей оставить по принадлежности у законного владельца.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденными в тот же срок со дня срок вручения им копии приговора. В случае подачи апелляционной жалобы, осужденные в течение 10 суток после вручения им копии приговора или апелляционного представления, а равно жалобы затрагивающей их интересы, вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, о чем они должны указать в апелляционной жалобе или в возражениях на жалобы, представления, принесенные другими участниками уголовного процесса.

Мошенничество при сдаче квартир в аренду;

Мошенничество с использованием служебного положения;

Мошенничество в сфере кредитования;

Покушение на мошенничество в крупном размере;

Мошенничество группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере;

Прекращение уголовного дела по мошенничеству;

Два эпизода мошенничества;

Мошенничество с причинением значительного ущерба гражданину;

Мошенничество группой лиц, в крупном размере;

Растрата и легализация денежных средств;

Мошенничество при получении кредита;

Покушение на сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, в составе группы лиц;

Пособничество в осуществлении незаконной банковской деятельности;

Использование полномочий вопреки интересам организации;

Покушение на незаконное предпринимательство;

Cудебная практика московских судов по преступлениям против личности;

Судебная практика московских судов по хищениям;

Судебная практика уголовных дел московских судов;

Практика уголовных дел;

Уголовные дела;

Судебная практика московских судов по наркотикам;

ОМВД г. Москвы;

Рейтинг@Mail.ru