Экономические преступления

Адвокат по уголовным делам: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Что не является мошенничеством; Способы совершения мошенничества; Момент окончания мошенничества; Умысел на мошенничество; Мошенничество с использованием поддельного документа; Мошенничество и лжепредпринимательство;

Мошенничество группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Таганский районный суд города Москвы, с участием государственного обвинителя помощника Таганского межрайонного прокурора г. Москвы, подсудимых М. и Н., их защитников адвокатов, при секретаре судебного, рассмотрел в открытом судебном заседании в помещении суда материалы уголовного дела по обвинению М. и Н., в совершении каждым преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 и ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 159 УК РФ, установил:

М. и Н. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества, путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, и они же совершили покушение на мошенничество, то есть хищение чужого имущества, путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от них обстоятельствам.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах:

М. и Н. не желая зарабатывать на жизнь честным путем, в целях незаконного личного обогащения, действуя из корыстных побуждений, в неустановленные следствием время и месте, имея умысел на хищение чужого имущества - денежных средств руководителей коммерческих структур в особо крупном размере, вступили в преступный сговор, разработав преступный план совершения задуманного ими преступления и роли в нём каждого из них. Мошенничество, группой лиц, в крупном размере.

Согласно данному преступному плану М. должен был организовывать знакомство с руководителями коммерческих организаций, занимающих строительно-ремонтными работами, представляясь которым сотрудником ООО *** предлагать им объемы строительно-монтажных работ на различных атомных электростанциях ООО *** за денежное вознаграждение, не являясь в действительности сотрудником вышеуказанной госкорпорации и не имея к ней никакого отношения, а Н., в свою очередь, представляться данным лицам одним из руководителей ООО *** уполномоченным разрешать подобного рода вопросы, но в действительности также к нему отношения не имеющий.

Для реализации задуманного ими преступного плана, М. познакомился с учредителем ООО *** Д.

Обоснованно полагая о наличии у данного лица крупных денежных средств, М. принял для себя решение незаконно, то есть вопреки установленному порядку, обогатиться за счет Д., зная о необходимости ООО *** получения строительных объемов работ для развития своей деятельности, введя последнего в заблуждение относительно своих полномочий и имеющихся у М. возможностей, которых в действительности у него не имелось, сообщив потерпевшему не соответствующие действительности сведения о своём отношении пользуясь чем, он может якобы оказать содействие в выигрыше конкурсов и получения затем государственных контрактов на значительные объемы работ на атомных электростанциях, расположенных на территории Российской Федерации, но за денежное вознаграждение.

Далее, М., не являясь лицом, уполномоченным предоставлять объемы каких-либо работ на атомных электростанциях, сообщил Д. о том, что вся система получения и исполнения государственных контрактов на выполнение вышеуказанных работ на перечисленных объектах является закрытой, несмотря на что он может обеспечить вхождение ООО *** в неё, получив в конечном итоге заказ для данного Общества.

Действуя в осуществление своего преступного умысла и не имея при этом возможности каким-либо образом повлиять на выбор контрагента по подрядным и субподрядным работам на атомных элетростанциях, М. сообщил Д. заведомо ложную информацию, согласно которой Д. получит исполнение на основании договора субподряда объема работ на сумму не менее *** руб., за решение вопроса о чём ему необходимо передать *** руб. для одного из руководителей ООО ***, в роли которого он представил впоследствии потерпевшему Н.

За данные денежные средства М. и Н. обещали организовать конкурс на проведение работ и предоставление их последующего объема.

Во исполнение указанного преступного умысла и согласно достигнутой договоренности и распределению ролей друг с другом, с целью придания легальности получения М. незаконного денежного вознаграждения за указанные действия, М. предложил Д. заключить фиктивный договор «Пролонгации», на основании которого Д. должен был передать денежные средства, в сумме *** руб., Н., выступающему в роли руководителя М., работающего в ООО ***, обещав затем потерпевшему постепенное увеличение предоставляемых объемов работ, но при составлении суммы незаконного вознаграждения в размере *** от суммы стоимости этих работ.

Д., не подозревая обмана со стороны М., встретился со М. и Н., представившимся сотрудником ООО *** и одновременно руководителем М. и подтвердившим свои возможности по предоставлению объемов работ по государственным контрактам на производство строительно-монтажных работ на атомных электростанциях РФ с момента заключения с ним договора, пообещав прямой договор субподряда с генеральным подрядчиком станции и обеспечив победу на необходимом для этого конкурсе.

После этого, в указанные выше месте и время, между Д., являющимся на тот момент генеральным директором ООО ***, и Н. был заключен мнимый договор «пролонгации», приложение, протокол соглашения о договорной цене и вознаграждения, приложение по договору Пролонгации, задание на оказание услуг Пролонгации Исполнителем, которые накануне были подготовлены М., после чего с ведома и согласия последнего Н. получил от Д. за несуществующие услуги денежные средства в сумме *** рублей, о чём написал потерпевшему собственоручную расписку.

Для последующего сокрытия своих преступных действий М. и Н. познакомили потерпевшего с неосведомленным об их преступных действиях с сотрудником ООО ***, который сообщил Д. об участии ООО *** на работах и о действительной необходимости для этого субподрядчика, предоставив потерпевшему консультацию относительно необходимых документов при субподряде.

Взятые на себя обязательства перед Д., связанные с предоставлением ему субподрядных строительных работ за полученное ими от него денежное вознаграждение, М. и Н. не исполнили, не имея изначально реальной для этого возможности, а затем и вовсе от встреч и разговоров с потерпевшим стали уклоняться..

Таким образом, М. и Н., действуя по предварительному друг с другом сговору, похитил денежные средства, принадлежащие Д., в размере *** рублей, обратив которые в свою пользу и распорядившись ими впоследствии по своему усмотрению, причинив тем самым потерпевшему Д. имущественный ущерб в особо крупном размере на вышеуказанную сумму.

М. и Н., не желая зарабатывать на жизнь честным путем, в целях незаконного личного обогащения, действуя из корыстных побуждений, в неустановленные следствием время и месте, имея умысел на хищение чужого имущества - денежных средств руководителей коммерческих структур в особо крупном размере, вступили в преступный сговор, разработав преступный план совершения задуманного ими преступления и роли в нём каждого из них.

Согласно данному преступному плану М. должен был организовывать знакомство с руководителями коммерческих организаций, занимающих строительно-ремонтными работами, представляясь которым сотрудником ООО ***, предлагать им объемы строительно-монтажных работ на различных атомных электростанциях Российской Федерации за денежное вознаграждение, не являясь в действительности сотрудником вышеуказанной госкорпорации и не имея к ней никакого отношения, а Н., в свою очередь, представляться данным лицам одним из руководителей ООО *** уполномоченным разрешать подобного рода вопросы, но в действительности также к нему отношения не имеющий.

Для реализации задуманного ими преступного плана, М. познакомился с учредителем ООО *** К.

Обоснованно полагая о наличии у данного лица крупных денежных средств, М. принял для себя решение незаконно, то есть вопреки установленному порядку, обогатиться за счет К., введя последнего в заблуждение относительно своих полномочий, имеющихся у них для разрешения данной ситуации законным путем, которых в действительности ни у одного из них не имелось.

Встретившись в указанную выше дату с генеральным директором и учредителем ООО *** К. и зная о необходимости получения последним для развития своего бизнеса строительных объемов работ, ввел последнего в заблуждение относительно своих полномочий и возможностей, сообщив потерпевшему ложные сведения о своей работе в должности инспектора ООО ***, пользуясь чем, он может якобы оказать содействие в разрешении и в рамках исполнения государственных контрактов получении значительных объемов работ на атомных электростанциях, расположенных на территории Российской Федерации, за денежное вознаграждение.

На этой же встрече М., не являясь лицом, уполномоченным предоставлять объемы строительных работ на атомных электростанциях России, сообщил К. о том, что вся система получения и исполнения государственных контрактов на выполнение работ является закрытой, несмотря на что он в силу своего должностного положения может обеспечить вхождение ООО *** в неё и в конечном итоге оказать содействие в получении заказа на выполнение указанных работ.

Действуя в осуществление своего преступного умысла и не имея при этом возможности каким-либо образом повлиять на выбор контрагента на подрядные и субподрядные работы на атомных элетростанциях, М. сообщил К. заведомо ложную информацию, согласно которой, К. мог получить объем работ по дорогам и инженерии на общую сумму около *** руб. за решение вопроса, за что М. необходимо передать *** руб., после чего ООО *** выиграет конкурс и получит работы на субподряд в течение 2-х последующих месяцев, а затем обеспечит подписание актов выполненных работ по данным объемам.

Кроме того, М., действуя с согласия своего соучастника Н., узнав, что у ООО *** нет специальной лицензии Ростехнадзора на производство работ на атомных станциях, предложил также свои незаконные услуги в её получении за *** руб.

Во исполнение указанного преступного умысла и согласно достигнутой договоренности и распределению ролей со своим соучастником, с целью придания легальности получения М. незаконного денежного вознаграждения за указанные действия от потерпевшего, он предложил последнему заключить два фиктивных договора, на основании которых К. должен был передать денежные средства в сумме *** рублей и *** рублей, обещав затем постепенное увеличение предоставляемых объемов работ, но при передаче М. вознаграждения в размере ООО *** от суммы стоимости этих работ.

На очередной встрече с К. в ресторане М. подтвердил свои вымышленные возможности, сообща последнему, что фиктивные договора о получении денежных средств, придающие законность получения незаконного денежного вознаграждения, и расписку в их получении напишет высокопоставленное должностное лицо ООО *** Н., который в действительности не являлся таковым.

Далее, М., продолжая вводить потерпевшего в заблуждение относительно своих возможностей, по месту работы последнего организовал встречу последнего с Н., где сообщил К. недостоверные сведения о Н., как о человеке, уполномоченным разрешать вопросы выполнения объема работ на атомных электростанциях, в том числе, и на предоставление объемов работ в субподрядах, но уже по цене оказания ими данных услуг, в размере *** руб., из которых *** руб. за предоставление объемов работ на атомной электростанции (получение "входного билета") и *** рублей за оформление лицензиии в Ростехнадзоре на производство даных работ.

Придавая видимость законности своих действий, М. и Н. передали потерпевшему для изучения и подписания Договор «Пролонгации», в котором Н. был указан как исполнитель, а С. как «Заказчик» и прописана стоимость работ, в размере *** руб., и договор на возмездное оказание услуг, в котором исполнитель брал на себя обязательства по оформлению для заказчика лицензии Ростехнадзора на производство указанного вида работ на объектах атомных станций, стоимостью *** руб.

В том же ресторане, М., продолжая вводить потерпевшего К. в заблуждение относительно своих возможностей и действуя с ведома и согласия соучастника Н., предоставил потерпевшему банковские реквизиты фирмы «однодневки», на расчетный счет которой необходимо осуществить банковский перевод, в сумме *** руб., из которых *** руб. будет являться процентом за обналичивание денежных средств, а *** руб. - за предоставление объемов работ и получение лицензии Ростехнадзора, сообщив вновь ложные сведения о том, что всё руководство станции подчиняется ему и Н., в обход которых потерпевший ничего сделать не сможет.

После этого, с целью мнимой видимости законного предоставления услуг по оказанию содействия развития бизнеса К., Н., с согласия М., подписал договор «Пролонгации» между К. и ООО ***, приложение по договору Пролонгации, «протокол соглашения о Договорной цене о вознаграждении», в котором была указана сумма вознаграждения, в размере *** руб., приложение по договору Пролонгации, «задание на оказание услуг Пролонгации Исполнителем, договор на возмездное оказание услуг, приложение, протокол соглашения о Договорной цене о вознаграждении, в которой была указана сумма вознаграждения в размере *** рублей, техническое задание по договору, которые были ранее подготовлены М. и предоставлены Дата для изучения К.

На этой же встрече М. и Н. предоставили для оплаты их незаконных услуг банковские реквизиты ООО *** и номер расчетного счета, открытого в ООО ***.

За получение данных денежных средств Н. обещал потерпевшему написать расписку после поступления денежных средств на ООО ***

Затем, находясь в ресторане *** по адресу: *** М., действуя с согласия своего соучастника и продолжая вводить в заблуждение потерпевшего К. относительно своих полномочий, для последующего сокрытия своих преступных действий, предоставил фиктивный договор с ООО *** и счета, согласно которым половина суммы незаконного денежного вознаграждения в размере *** рублей должна была быть перечислена на расчетный счет ООО *** который открыт в *** по адресу.

Получив на это согласие К., М. договорился с ним о встрече, когда К. должен был предать ему платежное поручение о переводе денежных средств, в сумме *** руб., на расчетный счет ООО ***.

Во исполнение указанного преступного умысла и согласно достигнутой договоренности и распределению ролей друг с другом, в помещении ресторана ***, М., с ведома и согласия своего соучастника Н., встретился с К., действовавшим в это время под наблюдением сотрудников полиции, к которым он обратился с соответствующим заявлением о совершаемых в отношении него мошеннических действиях со стороны М. и Н., где К. передал М. для него и его соучастника Н. в качестве оплаты их мнимых и несуществующих услуг платежное поручение, согласно которому банковский перевод был осуществлен на указанный М., и Н. расчетный счет, и что денежные средства, в сумме ООО *** руб., на него поступили.

После получения данного платежного поручения М. не смог распорядиться вышеуказанной денежной суммой, в размере*** руб., так как был задержан на месте преступления сотрудниками полиции, проводившими оперативно-розыскное мероприятие, по причине чего начатые им совместно с Н. мошеннические действия, совершаемые в отношении К. и направленные на причинение ему ущерба в особо крупном размере, на сумму *** руб., не смогли быть доведены до конца по независящим от М. и Н. обстоятельствам,

Подсудимые М. и Н. виновными себя в предъявленном им обвинении признали полностью, и в ходе предварительного слушания М. и Н., каждый в отдельности, заявили ходатайства о применении особого порядка судебного разбирательства.

В ходе судебного заседания М. и Н., каждый в отдельности, подтвердили ранее заявленные ходатайства о применении особого порядка судебного разбирательства, которые ими были заявлены добровольно и после консультации с защитниками. Государственный обвинитель и потерпевшие Д. и К. не возражали против рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства.

Обвинение, с которым согласились М. и Н., обоснованно и подтверждается собранными по делу доказательствами.

Действия подсудимых М. и Н., действовавших группой лиц по предварительному сговору, выразившиеся в хищении, путем обмана, денежных средств, принадлежащих С., в размере *** руб., что составляет особо крупный размер, суд квалифицирует по ч. 4 ст. 159 УК РФ, как мошенничество, совершённое группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Действия подсудимых М. и Н., действовавших группой лиц по предварительному сговору, выразившиеся в покушении на хищение, путем обмана, денежных средств, принадлежащих К., в размере *** руб., что составляет особо крупный размер, суд квалифицирует по ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 159 УК РФ, как покушение на мошенничество, совершённое группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

При назначении наказания подсудимому М. суд, в соответствии со ст. 60 УК РФ, принимает во внимание характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, который вину признал и в содеянном раскаялся, к уголовной ответственности привлекается впервые, на учётах в ПНД и НД не состоит, работает, по месту жительства характеризуется положительно, страдает заболеваниями, имеет на иждивении малолетнего ребенка и родителей пенсионного возраста, при этом отец является инвалидом III группы, занимается благотворительной деятельностью, указанные обстоятельства суд признает смягчающими.

При назначении наказания подсудимому Н. суд, в соответствии со ст. 60 УК РФ, принимает во внимание характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, который вину признал и в содеянном раскаялся, на учётах в ПНД и НД не состоит, работает, месту жительства характеризуется положительно, страдает заболеваниями, имеет на иждивении сестру, являющуюся инвалидом III группы, мать и бабушку, являющихся пенсионерами, указанные обстоятельства суд признает смягчающими.

Учитывая указанные выше смягчающие обстоятельства и данные о личности М. и Н., считает, что исправление последних возможно без изоляции их от общества, в связи с чем, применяет к М. и Н. ст. 73 УК РФ и не назначает им дополнительные наказания в виде штрафа и ограничения свободы.

Руководствуясь ст. 316 УПК РФ, суд приговорил: М. и Н. признать виновными в совершении каждым:

- преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 159 УК РФ, на основании которой каждому назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 03 (три) года;

- преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, на основании которой каждому назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 03 (три) года 06 (шесть) месяцев.

По совокупности преступлений, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, М. и Н. окончательно определить каждому наказание, путём частичного сложения назначенных наказаний, в виде лишения свободы сроком на 04 (четыре) года.

В соответствии со ст. 73 УК РФ, назначенное М. и Н. наказание считать условным, с испытательным сроком 04 (четыре) года, в течение которых условно-осужденные должны своим поведением доказать своё исправление.

Возложить на условно-осужденного М. обязанность не изменять место жительства, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания. Возложить на М. обязанность являться один раз в месяц для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденным наказания.

Возложить на условно-осужденного Н. обязанность не изменять место жительства, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания. Возложить на Н. обязанность являться один раз в месяц для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденным наказания.

Меру пресечения М. и Н., в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, до вступления приговора в законную силу, – оставить прежней.

По вступлении приговора в законную силу, вещественные доказательства, вернуть по принадлежности М.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда в течение 10 суток со дня его провозглашения, с соблюдением требований ст. 317 УПК РФ. В случае подачи апелляционной жалобы осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Мошенничество при сдаче квартир в аренду;

Мошенничество с использованием служебного положения;

Мошенничество в сфере кредитования;

Покушение на мошенничество группой лиц;

Покушение на мошенничество в крупном размере;

Прекращение уголовного дела по мошенничеству;

Два эпизода мошенничества;

Мошенничество с причинением значительного ущерба гражданину;

Мошенничество группой лиц, в крупном размере;

Мошенничество, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину;

Мошенничество с использованием служебного положения, в крупном размере;

Организация и проведение азартных игр и покушение на дачу взятки;

Проведение азартных игр, совершенное группой лиц по предварительному сговору;

Cудебная практика московских судов по преступлениям против личности;

Судебная практика московских судов по хищениям;

Судебная практика уголовных дел московских судов;

Практика уголовных дел;

Уголовные дела;

Судебная практика московских судов по наркотикам;

ОМВД г. Москвы;

Рейтинг@Mail.ru