Уголовные дела, судебная практика московских судов

Адвокат по уголовным делам: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Разбой и вымогательство группой лиц.

Измайловский районный суд г. Москвы, с участием государственного обвинителя помощника Измайловского межрайонного прокурора г. Москвы, потерпевшего ФИО24, подсудимых Г., и Ш., защитников: адвоката П. и адвоката И., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении: Г. и Ш., обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 2 УК РФ - разбой группой лиц, ст. 163 ч. 2 п. "а" УК РФ - вымогательство группой лиц, установил:

Г. и Ш. виновны в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, а также в совершении вымогательства, то есть требования передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах: Г. в период времени, предшествующий примерно 14 часам 00 минутам 15 августа 2012 года, действуя из корыстных побуждений, вступил в преступный сговор с Ш. и неустановленным следствием лицом, направленный на открытое хищение чужого имущества граждан, путем совершения разбойного нападения.

С этой целью, он совместно со своими соучастниками, разработали преступный план и распределили между собой преступные роли, согласно которым, он вместе со своими соучастниками, в числе которых был Ш., должны были прибыть в двухкомнатную квартиру, в которой ранее проживал Ш., где позвонив в звонок входной двери в указанную квартиру, под вымышленным предлогом получения личных вещей принадлежащих Ш., проникнуть в указанную квартиру, где под угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, подкрепляя данные угрозы демонстрацией заранее приготовленного предмета по конструктивным особенностям похожим на нож, открыто завладеть чужим имуществом, с которым с места преступления скрыться и впоследствии распорядиться по своему усмотрению.

Во исполнение своего преступного плана, Г. совместно с Ш. и неустановленным следствием лицом прибыли к дому по 5 Парковой улице, где действуя из корыстных побуждений, совместно и согласовано между собой, сообщив открывшей дверь Р. что Ш. ранее там проживал и пришел за вещами, с ее согласия прошли в квартиру, где стали обыскивать комнату указанной квартиры, однако ничего ценного из имущества не нашли.

Р. сообщила по телефону арендатору о пришедших и А. прибыл на данную квартиру и спросил у Г., Ш. и неустановленного следствием лица, причину их нахождения в квартире. Г. сообщил, что здесь находятся принадлежащие ему личные вещи, которые хочет забрать.

Г. пояснил, что ранее в указанной квартире проживала его знакомая, достал из кармана предмет, похожий на нож, который стал демонстрировать А. и высказывать угрозы применения насилия опасного для жизни и здоровья последнего, в то время как Ш. действуя согласно отведенной ему преступной роли, находился рядом с ним (Г.), а неустановленное следствием лицо, действуя согласно отведенной ему преступной роли, действуя в интересах преступной группы, перегородило выход из комнаты квартиры, таким образом, не давая возможности потерпевшему А. скрыться с места преступления и вызвать помощь.

После чего, Г. в присутствии Ш. и неустановленного соучастника стал требовать от А. передать им денежные средства в размере 30000 рублей, на что А. пояснил ему (Г.), что при нем не имеется денежных средств, после чего Г., Ш. и соучастник продолжили высказывать в его адрес угрозы применения насилия опасного для жизни и здоровья и требовать передачи денежных средств и выходя из квартиры, похитили принадлежащее потерпевшему А. имущество: кожаную куртку "Найк" стоимостью 5000 рублей, с находящимися в её кармане денежными средствами в размере 160 рублей, с которыми с места преступления скрылись.

Г. и Ш., в период времени, предшествующий примерно 17 часам 00 минутам 15 августа 2012 года, действуя из корыстных побуждений, вступили между собой в предварительный преступный сговор, направленный на хищение денежных средств принадлежащих А., путем их незаконного получения, под угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья.

15 августа 2012 года, примерно в 17 часов 00 минут, Г.и Ш. позвонили А. и потребовали передачи им (Г. и Ш.) денежных средств в размере 50000 рублей, на что потерпевший пояснил, что в настоящее время у него нет денег и для сбора их ему потребуется время.

Далее, 15 августа 2012 года, потерпевшему позвонил Ш. и вновь потребовал передачи им (Ш. и Г.) денежных средств в размере 50000 рублей, а в случае отказа, Г. и Ш., высказали потерпевшему угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья, которые потерпевший воспринял как действительно опасные для своей жизни и здоровья, в связи с чем сообщил, что готов отдать деньги в сумме 50000 рублей, за то, чтобы Г. и Ш. не причиняли ему вреда, но в настоящее время у него денег нет.

В этот же день, через несколько минут, Ш., вновь позвонил А. и сказал, что до 21 часа 00 минут 16 августа 2012 года, он должен собрать 50000 рублей и передать им (Г. и Ш.), а в случае невыполнения данных требований, они (Г. и Ш.) применят к нему насилие, опасное для жизни и здоровья на что потерпевший дал свое согласие, пояснив, что опасается за свою жизнь.

16 августа 2012 года, примерно в 21 час 30 минут, вновь позвонил Г. и спросил, приготовил ли потерпевший денежные средства в размере 50000 рублей, угрожая при этом, в случае не выполнения их требований применить насилие, опасное для жизни и здоровья. А. попросил отсрочки до 21 августа 2012 года, на это он (Г.) дал своё согласие.

21 августа 2012 года, Г., Ш. и неустановленные лица, примерно в 23 часа 00 минут, прибыли к дому по 5 Парковой в г. Москве, где с целью незаконного получения денежных средств в размере 50000 рублей от А. попытались проникнуть в указанную квартиру путем выбивания входной двери, однако осуществить задуманное преступление не смогли, по причине отсутствия в квартире потерпевшего.

22 августа 2012 года, в период времени, примерно с 15 часов 00 минут до 16 часов 00 минут, с целью дальнейшего вымогательства денежных средств, потерпевшему позвонил Г. и, действуя по заранее разработанному преступному плану, совместно и согласовано с Ш., стал вновь высказывать незаконные требования о передаче денежных средств в размере 50000 рублей, угрожая применением насилия опасного для жизни и здоровья потерпевшему, а последний указанный разговор записал на магнитную кассету диктофона.

Далее, под контролем сотрудников полиции, действовавших в рамках оперативно-розыскного мероприятия - оперативный эксперимент, 22 августа 2012 года, примерно в 21 час 00 минут, А. позвонил Ш. и, действуя согласно совместно и согласовано с ним (Г.), а так же в интересах преступной группы, повторно выдвинул потерпевшему требования о передаче назначенной суммы, на, что потерпевший, пояснил, что денежных средств у него нет, на что, Ш. предложил, А. выйти на улицу для разговора, на что, последний ответил отказом, опасаясь за свою жизнь и здоровье и предложил Ш. и ему подняться в дом по 5-й Парковой в г. Москве, в которой он находился в это время.

После чего, он Г. совместно с Ш., действуя совместно и согласовано между собой, с целью незаконного получения денежных средств от А., проследовали в вышеуказанную квартиру, в которой находился потерпевший, у которого вновь не оказалось при себе требуемой денежной суммы и по выходу из которой Г. и Ш., примерно в 23 часа 50 минут, 22 августа 2012 года, около дома по 5-й Парковой в г. Москве были задержаны сотрудниками полиции в рамках проведения оперативно-розыскного мероприятия - оперативный эксперимент.

Подсудимый Г. вину не признал и показал суду следующее: С Ш. он знаком около трех лет, познакомились они в Дагестане, 15 августа 2012 года, Ш. попросил его помочь забрать свои вещи (куртку, ноутбук и кофеварку) и в этот день они пошли в квартиру, где ранее снимал квартиру Ш. Затем в квартиру пришел хозяин А. с ним еще 8 человек. Они сидели и обсуждали вопрос по поводу вещей Ш. А. говорил, что нет у него никаких вещей, что он отправил вещи в Таджикистан.

Ш. позвонил З., она пришла через 15-20 минут с А. и начали обсуждать этот вопрос, что отправили эти вещи, а З. говорила, что никто ничего не отправлял. Он (Г.) говорил, что если вещи потеряли, то надо отдать за них деньги 30 тысяч рублей. А. сказал, чтобы через неделю приходили, сказал, что сейчас у него нет таких денег, что он займет и отдаст.

А. повел себя не по - мужски и он подшутил над ним, как на Кавказе шутят с детьми, которые не слушаются, сказав, что отрежет ему ухо. Из квартиры они ничего не забирали. Ножом он не угрожал. Он разговаривал с А. по телефону один раз, спрашивал, готовы ли у него деньги, а 22 августа 2012 года они (Г. и Ш.) пришли и сказали А., что им ничего не нужно.

Подсудимый Ш. вину не признал и показал суду следующее. Он раньше проживал в этой квартире, затем ему пришлось уехать в Дагестан, так как у него (Ш.) был серьезно болен отец. Прошло много времени, отца он похоронил и остался с матерью инвалидом на полгода в Дагестане. Когда вернулся в Москву, пришел в квартиру, в которой ранее проживал, но ему дверь никто не открывал. Он узнал, что женщина которая сдавала ему место в квартире в Таджикистане.

Он созвонился с ней, та сказала, что его вещи лежат в квартире, когда они приедят, он сможет забрать свои вещи. 15 августа 2012 года, он пришел в квартиру, дверь открыла Р. Когда они пришли в квартиру, то все собрались в комнате и решали вопрос по поводу его вещей, у А. был разговор по поводу квартиры. Он понял, что его вещей больше нет, что никто их не отдаст и ушёл. 22 августа 2012 года он пришел к А., они вместе пили чай, разговаривали. А. рассказал, что 7 сумок вещей он отправил в Таджикистан и он сказал, что этот месяц святой, что ничего не хочет от него. При выходе, через 200-300 метров его задержали сотрудники полиции и отвели в отделение, которое расположено рядом. Умысла грабить, угрожать, вымогать у него не было.

Несмотря на указанную позицию подсудимых, их виновность полностью доказана совокупностью собранных по уголовному делу и исследованных судом доказательств:

Показаниями потерпевшего суду о том, что с подсудимыми он ранее знаком не был.

Ему позвонил квартирант и сказал, что в квартиру ворвались какие-то люди, что они требуют какие - то вещи. Он А. приехал в квартиру, где находились подсудимые и еще один незнакомый человек, они переговорили между собой и сказали, чтобы он платил деньги, Г. достал нож, взял его рукой за ухо и, взмахнув рядом с ухом ножом, сказал, что отрежет ухо, затем Г. сказал, что если он хочет жить спокойно, то должен заплатить деньги и чтобы он к девяти утра приготовил 30 тысяч рублей.

Они - подсудимые с соучастником, уходили с пакетами и после их ухода он обнаружил, что его вещи пропали. Он не пытался воспрепятствовать тому, что выносят его вещи, так как у них был нож. После случившегося ему звонили, угрожали и требовали деньги в течение недели. Он даже пытался занять деньги, чтобы им отдать, но не удалось.

После того, как Г. и Ш. приходили ночью, требовали открыть дверь, очень сильно стучали в дверь руками и ногами, он поверив, что его могут убить, рассказал о случившемся участковому и тот посоветовал обратиться с заявлением в полицию. Ш. приезжал даже когда его А. не было дома и со слов его старшего брата вел себя агрессивно, между ними была перепалка.

Показаниями потерпевшего на очной ставке с подозреваемым Г., в ходе которой, потерпевший полностью подтвердил свои показания, а подозреваемый Г. согласился с ними частично, при этом пояснив, что нож был в руках у неустановленного следствием лица по имени Х. (т. 1, л.д. 70-74).

Показаниями потерпевшего на очной ставке между потерпевшим и подозреваемым Ш., в ходе которой потерпевший полностью подтвердил свои показания, а подозреваемый Ш. с ними не согласился (т. 1, л.д. 86-88).

Показаниями свидетеля о том, что она свою квартиру, сдает по договору найма жилого помещения А. В августа 2012 года ей А. рассказал, что в квартиру ворвались люди в его отсутствие и сказали, что это их квартира, что они здесь жили и будут жить дальше, просили у него деньги, он испугался, угрожали убийством, хотели отрезать ухо.

Вели себя нагло, грубо, ночью стучали в квартиру. Когда она съехала с квартиры она не говорила, что в квартире остались ее вещи. Ей неизвестно ничего о том, что в данной квартире проживал Ш. Ранее она подсудимых не знала, оснований для их оговора не имеет. А. она может охарактеризовать только с положительной стороны.

Показаниями свидетеля о том, что она состояла в близких отношениях с Г. К Ш. он относился с уважением, как к дяде, так как последний старше. Она слышала разговоры Г. с Ш. и поняла, что Ш. взял Г. для того, чтобы он помог сходить на квартиру и забрать вещи. Она видела у Г. на ключах перочинный нож, который он носил с собой. Г. она охарактеризовала положительно.

Оглашенными с согласия сторон показаниями свидетеля том, что в августе 2012 года, ей позвонили люди, которым она оставила квартир. Они попросили её прийти в указанную квартиру. В середине того же дня она пришла в указанную квартиру, дверь ей открыл Н., она зашла в квартиру и села в комнате, там было много людей, она знала из присутствующих - мужчину по имени Г., остальных она видела впервые, там было примерно 10 человек.

Указанные люди разговаривали с ней, при этом спрашивали, где находятся вещи Ш. Что случилось с вещами Ш. она не знает, поэтому так и сказала неизвестным ей людям, которые были с Ш. А. ответил, что тоже не знает где вещи Ш. (том № 1, л.д. 124-126).

Показаниями свидетеля о том, что в ОУР УВД по ВАО ГУ МВД России по г. Москве обратился А. с заявлением о том, что неизвестные ему люди вымогают у него денежные средства, применяя к нему насилие, он так же пояснил, что ранее данные люди приезжали к нему и домой и забрали его личные вещи. Было принято решение провести ОРМ "Оперативный эксперимент", в ходе которого были задержаны подсудимые. Свидетель подтвердил данные им на следствии и оглашенные судом показания о том, что потерпевший пояснял о том, что неизвестные угрожали ему физической расправой и ножом требовали деньги в сумме 30000 рублей, а также забрали его личные вещи.

Показаниями свидетеля - оперуполномоченного о том, что потерпевший пояснял, что у него вымогают деньги, угрожают ему по телефону и забрали его вещи из квартиры. По данному заявлению было проведено ОРМ и подсудимые были задержаны после выхода из подъезда потерпевшего.

Показаниями свидетеля - следователя о том, что в его производстве находилось данное уголовное дело и потерпевший пояснял, что Ш. и Г. совместно с третьим неустановленным лицом ворвавшись в его квартиру и стали вымогать у него деньги 30000 рублей. На следующий день в момент передачи денежных средств Ш. и Г. задержали сотрудники уголовного розыска, также было установлено, что один из них использовал нож. Ранее он с подсудимыми знаком не был, оснований для оговора и личной неприязни не имеет.

Показаниями свидетеля на следствии, оглашенными в связи с противоречиями в которых сообщила, что 15 августа 2012 года, примерно в 14 часов 00 минут, она открыла дверь в квартиру и трое неизвестных ей зашли в квартиру и спросили где хозяин. Один из них сказал, что он раньше жил в указанной квартире и что в ней могли остаться его личные вещи, на что она впустила указанных молодых людей в квартиру и предложила дождаться А.

Пройдя в квартиру, они стали выкидывать вещи из шкафа, расположенного напротив входа в указанную комнату. Она стала их спрашивать, что они делают, на что они втроем ничего не поясняя, продолжали разбрасывать все вещи. Она позвонила своему мужу и попросила мужа, чтобы тот позвонил А. и вызвал последнего в квартиру с работы. Примерно в 14 часов 30 минут 15 августа 2012 года в квартиру приехал А. и спросил у неизвестных, как позже выяснилось Г., Ш. и неустановленного лица, зачем они пришли и что они хотят, при этом она находилась рядом и видела все происходящее.

Последние все втроем стали пояснять ему, что он обидел какого-то человека, а они сняли эту квартиру и хотят, чтобы они съехали с нее. Он ответил им, что ничего не знает о том, что они говорят и их в первый раз видит, при этом он позвонил женщине, как она поняла собственнику квартиры и о чем-то поговорил.

Далее один из троих мужчин, который представился Г., сказал, что в этой квартире находились принадлежащие ему вещи, а сейчас они пропали, и он должен ему их вернуть, остальные двое мужчин неизвестный и Ш. стали поддерживать Г. и также стали требовать возврата вещей, пояснив, что пропавшая куртка стоит 70 000-80000 рублей, а также называли еще какой то перечень вещей, которые якобы пропали у Г.

А. стал говорить указанным троим людям, чтобы они разбирались с предыдущим квартиросъемщиком, которого в квартире не было. Она заметила, как Г. вытащил из кармана предмет похожий на нож, так как она увидела лезвие.

Г. показал ему нож и стал угрожать расправой, при этом неизвестный отошел к двери комнаты и встал там, загораживая выход из комнаты, а Ш. в это время сидел рядом Г. Она испугалась, что последние могут порезать его и выбежала из квартиры во двор. 22 августа 2012 года, в вечернее время суток, после 22 часов 00 минут, к ним в квартиру снова пришли только уже двое тех лиц, как она видела Г. и Ш. и, поговорив с ним через некоторое время ушли. Также 21 августа 2012 года, примерно в 23 часа 00 минут, указанные лица тоже приходили к ним в квартиру и пытались в нее проникнуть, стуча в дверь и пытаясь ее выбить (том № 1, л.д. 45-47).

В подтверждение виновности подсудимых суд приводит письменные доказательства:

рапорт об обнаружении признаков преступления, из которого следует, что изучением материала установлено, что 15.08.12 трое неизвестных вошли в квартиру и, угрожая ножом, и применением физического насилия, потребовали у него денежные средства, после чего забрали куртку и туфли (т. 1, л.д. 3);

заявление А. в котором он просит привлечь к уголовной ответственности Г., Ш. и неустановленное следствием лицо, которые 15 августа 2012 года, примерно в 14 часов 00 минут пришли в квартиру, расположенную по адресу: <адрес>, где под угрозой ножа похитили личные вещи последнего, а также в течение недели под угрозой применения насилия вымогали денежные средства в сумме 50 000 рублей (т. 1, л.д. 6);

материалы ОРМ "Оперативный эксперимент", предоставленные оперуполномоченным 7 ОРЧ ОУР полиции УВД по ВАО ГУ МВД России г. Москвы (том № 1, л.д. 9-16);

рапорт старшего оперуполномоченного по ОВД 3 отделения 7 ОРЧ ОУР УВД по ВАО ГУ МВД России по г. Москве о задержании им Г. и Ш. по подозрению в совершении ими преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162, п. "а" ч. 2 ст. 163 УК РФ (том № 1, л.д. 17);

протокол личного досмотра А. в ходе которого последним при участии двух понятых мужчин был добровольно выдан кассетный диктофон марки и модели "Olympus Pearlcorder S725" с магнитной кассетой марки и модели "TDK MC-60", с записью переговоров потерпевшего с обвиняемым Г. (т. 1, л.д. 18);

протокол осмотра места происшествия, в ходе которого было установлено место совершения преступления Г., Ш. и неустановленным следствием лицом квартира, а также план-схема к нему (т. 1, л.д. 28-34);

протокол осмотра предметов и прослушивания фонограммы, в ходе проведения которых были осмотрены кассетный диктофон с магнитной кассетой, а также прослушана аудиозапись на вышеуказанной кассете, добровольно выданные потерпевшим в ходе проведения личного досмотра от 22 августа 2012 года (т. 1, л.д. 252-254; 258);

справкой о стоимости, согласно которой, стоимость кожаной куртки, похищенной в ходе совершения преступления Г., Ш. и неустановленным следствием лицом, по состоянию на 15 августа 2012 года, может составлять 5 000 рублей, с учетом износа (т. 1, л.д. 256-257);

вещественные доказательства, в качестве которых были признаны и приобщены к уголовному делу: кассетный диктофон, с записью переговоров потерпевшего с обвиняемым Г., упакованный в белый бумажный конверт, опечатанный и скрепленный подписями понятых и следователя, которые приобщены и хранятся в материалах уголовного дела № (т. 1, л.д. 259-260).

Стороной защиты приведены следующие доказательства:

показания свидетеля в которых она сообщила о том, что Г. ей доводится бывшим мужем и охарактеризовала она его отрицательно, пояснив при этом, что у нее на него много обид.

Оценив и исследовав все доказательства по делу, суд находит каждое из них относимым, допустимым и достоверным, а их совокупность достаточной для разрешения данного уголовного дела и для установления виновности подсудимых Г.а и Ш. в совершении указанных преступлений.

Позицию подсудимых в судебном заседании, согласно которой они, не признавая вину, утверждают, что потерпевшему не угрожали, ничего от него не требовали, просили вернуть вещи, принадлежащие Ш., суд находит несостоятельной, поскольку, она полностью опровергается совокупностью изложенных в приговоре доказательств, в том числе показаниями потерпевшего последовательными и неизменными о том, что подсудимые угрожали ему и требовали от него деньги в связи с чем он и обратился с заявлением в полицию.

Суд полностью доверяет показаниям потерпевшего и кладет их в основу приговора, поскольку, потерпевший был допрошен по правилам УПК РФ, будучи предупреждённым об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, подтвердил свои показания, как на очных ставках, так и в судебном заседании, ранее он с подсудимыми знаком не был, оснований для недоверия показаниям потерпевшего суду не представлены.

При этом суд учитывает, что показания потерпевшегоподтверждены всей совокупностью изложенных в приговоре доказательств, в частности записью телефонного разговора с Г., прослушанного судом, из содержания которого очевидно, что Г. угрожая потерпевшему, требует выполнения им ранее заявленных требований о передаче денег.

Утверждения подсудимых и их защитников о наличии в действиях Г. и Ш. признаков самоуправства, суд оценивает как позицию защиты, избранную с целью смягчить ответственности за содеянное, поскольку, подсудимые требуя вещи и денежные средства у ранее незнакомого потерпевшего, не имели на это ни действительного ни предполагаемого права, так как никаких вещей на хранение не оставляли, что исключает наличие в их действиях признаков самоуправства.

Показания свидетелей защиты о том, что никаких угроз Г. и Ш. не высказывали в адрес А., суд оценивает критически, поскольку, указанные свидетели пришли в квартиру вместе с Г. и Ш., более того, как пояснил подсудимый Ш., когда он уезжал из данной квартиры, то свои вещи оставлял и когда он пришел за вещами, ему сообщили, что в данной квартире проживает А. и вместе с подсудимыми отправилась на квартиру за вещами Ш.

Вопреки утверждениям защиты, суд кладет в основу приговора результаты ОРМ "оперативный эксперимент", поскольку, данное ОРМ проведено в соответствии с требованиями УПК РФ и закона "Об ОРД".

На основании собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, суд приходит к выводу о виновности подсудимых Г.а и Ш. в совершении указанного преступления и квалифицирует действия каждого из них по ст. 162 ч. 2 УК РФ, так как они виновны в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору,

а также по ст. 163 ч. 2 п. "а" УК РФ, так как Г. и Ш. виновны в совершении вымогательства, то есть требования передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

О наличии предварительного сговора у подсудимых между собой на совершение указанных преступлений, свидетельствует предварительное знакомство подсудимых между собой, наличие единой цели, направленной на достижение одного результата - хищения имущества, совместность и согласованность их действий в течение длительного периода времени.

О совершении подсудимыми разбойного нападения свидетельствует тот факт, что согласно предварительной договоренности Г., с целью подавления потерпевшего к сопротивлению, в целях хищения имущества, угрожал потерпевшему предметом, похожим на нож, демонстрируя его, что было воспринято потерпевшим как реальная угроза применения насилия, опасного для жизни и здоровья, поскольку, как пояснил потерпевший, увидев нож, он испугался за свою жизнь и здоровье, так как Г., показывая нож, высказал намерение отрезать ему (потерпевшему) ухо, а Ш. в это время находился рядом с Г., но никаких мер по воспрепятствованию этим действиям не предпринял, что подтверждает наличие у соучастников совместного умысла, направленного на достижение единого преступного результата.

Суд исключает из обвинения квалифицирующий признак "использование предмета в качестве оружия", поскольку, в соответствии с положениями п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда от 27 декабря 2002 года № 29 "О судебной практике по делам о краже грабеже и разбое", под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами).

По данному делу предмет, похожий на нож, которым угрожал Г. потерпевшему, следствием не установлен, телесных повреждений потерпевшему не причинено и данные обстоятельства лишают суд возможности определить конструктивные особенности указанного предмета и, соответственно, возможность нанесения им телесных повреждений, в связи с чем суд приходит к выводу о недоказанности данного квалифицирующего признака, который подлежит исключению из обвинения.

О совершении подсудимыми вымогательства свидетельствует тот факт, что подсудимые, не имея ни действительного, ни предполагаемого права на имущество потерпевшего ФИО174, действуя совестно и согласованно, неоднократно требовали от него передачи денежной суммы в размере 50000 рублей, угрожая при этом применением насилия к потерпевшему.

При назначении наказания подсудимым в соответствии со ст. 60 УК РФ, суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личностях виновных.

Суд признает смягчающими обстоятельствами положительные характеристики подсудимых. Отягчающих обстоятельств не установлено.

Учитывая характер и степень общественной опасности совершенного преступления, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для применения положений ст. 15 ч. 6 УК РФ и изменения категории преступления на менее тяжкую и, руководствуясь ст. 43 УК РФ полагает, что в целях восстановления социальной справедливости и предупреждения совершения новых преступлений исправление Г.а и Ш. возможно лишь в условиях его изоляции от общества, в связи с чем, назначает наказание в виде лишения свободы, определив им для отбытия наказания в соответствии со ст. 58 УК РФ исправительную колонию общего режима.

Учитывая, что подсудимые осуждаются к длительному сроку лишения свободы, суд полагает возможным не назначать им дополнительное наказание в виде штрафа и в виде ограничения свободы.

В соответствии со ст. 299 УПК РФ суд разрешает судьбу вещественных доказательств.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 296-299, 302-304, 307-309 УПК РФ, суд, приговорил:

Признать Г. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 2, 163 ч. 2 п. "а" УК РФ и назначить Г. наказание: по ст. 162 ч. 2 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года, по ст. 163 ч. 2 п. "а" УК РФ в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года.

Окончательно, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения, назначить Г. наказание в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Признать Ш. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 2, 163 ч. 2 п. "а" УК РФ и назначить Ш. наказание: по ст. 162 ч. 2 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года, по ст. 163 ч. 2 п. "а" УК РФ в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года.

Окончательно, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения, назначить Ш. наказание в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения осужденным Г. и Ш. до вступления приговора суда в законную силу оставить без изменения - в виде заключения под стражей.

Срок отбывания наказания осужденным Г. и Ш. исчислять со дня их фактического задержания. Вещественное доказательство кассетный диктофон оставить на хранение в материалах дела.

Приговор может быть обжалован в Московский городской суд через Измайловский районный суд г. Москвы в течение десяти суток со дня провозглашения, осужденными в тот же срок, но со дня вручения им копии приговора.

Есл,и подсудимыми будет подана апелляционная жалоба, осужденные должны в письменном виде заявить о своем желании участвовать в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.

Судебная практика уголовных дел московских судов;

Судебная практика московских судов по наркотикам;

Практика уголовных дел;

Уголовные дела;

Судебная практика московских судов по хищениям;

Пособничество в разбойном нападении;

Причинение смерти по неосторожности при разбое;

Пособник разбоя не является его соисполнителем;

Разбой и убийство нельзя квалифицировать как кражу;

Разбой и тяжкий вред здоровью;

Хулиганство и легкий вред здоровью из хулиганских побуждений;

Хулиганство, лёгкий вред здоровью из хулиганских побуждений и хранение оружия;

Адвокат по уголовным делам Москва. Защита по уголовным делам в Москве.

ОМВД г. Москвы;

Рейтинг@Mail.ru