Cудебная практика московских судов по преступлениям против личности

Адвокат по уголовным делам: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Потерпевший от вымогательства; Угроза при вымогательстве; Вымогательство или грабеж и разбой; Вымогательство и распространение позорящих сведений;

Вымогательство с применением насилия.

Судья Кузьминского районного суда г. Москвы, с участием государственного обвинителя помощника Кузьминского межрайонного прокурора г. Москвы, подсудимого Д., защитника подсудимого адвоката, при секретарях, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении Д., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ, установил:

Д. совершил вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, совершенное с применением насилия. Вымогательство группой лиц, с применением насилия.

Так он, затем, в период времени примерно с 20 часов 00 минут до 20 часов 07 минут, находясь по месту жительства своего знакомого С. по адресу: Москва, ул. Окская, дом 40, где в это время находились ранее ему Д., знакомые С., Р., а так же ранее не знакомый Н., из корыстных побуждений, имея умысел на незаконное завладение чужими денежными средствами, подошел к последнему, находившемуся в это время на кухне указанной квартиры, после чего продолжая реализовывать свой преступный замысел, Д., представившись Н. сотрудником правоохранительных органов, под надуманным предлогом проверки документов, незаконно потребовал Н. предъявить документы, удостоверяющие личность. Затем, получив от Н. пояснения, что документы им утеряны, Д., указал ему, что произведет его выселение из указанной квартиры, как лицо, не имеющее документов, удостоверяющих личность, тем самым оказывая моральное давление на Н. При этом, не будучи осведомленным о его Д. преступном замысле и воспринимая его угрозы реально, а так же ассоциируя его с действующим сотрудником правоохранительных органов, Н. попросил Д. не производить его выселение. Вымогательство под угрозой применения насилия.

Однако, Д. во исполнение своего преступного замысла нанес один удар кулаком в область лица Н., от которого последний, испытав физическую боль, упал на пол. Затем, Д., продолжая свои преступные действия, направленные на незаконное завладение чужими денежными средствами, нанес не менее двух ударов по голове и не менее трех ударов по телу потерпевшего руками и ногами, причинив ему физическую боль, при этом незаконно потребовал от Н. передать ему Д. денежные средства. Получив отказ от потерпевшего, Д. от своего преступного замысла не отказался и, высказывая угрозы убийством в адрес потерпевшего, нанес не менее двух ударов руками в область головы последнего, причинив тому физическую боль, при этом продолжая незаконно требовать передачи ему Д. денежных средств. Вымогательство, совершенное группой лиц, с применением насилия.

Сломив тем самым волю Н. к сопротивлению, последний, опасаясь продолжения применения насилия, передал Д. принадлежащие ему денежные средства в размере 3.000 рублей. Похитив данные денежные средства, Д., имея умысел на вымогательство у Н. денежных средств, и, продолжая свои преступные действия, вновь незаконно потребовал от последнего передать ему еще денежные средства. В виду того, что у Н. больше не имелось денежных средств и, получив в связи с этим отказ, Д., продолжая свои преступные действия, высказывая в адрес потерпевшего угрозы убийством, нанес не менее двух ударов ногой по различным частям тела Н., причинив тому физическую боль, после чего незаконно потребовал, чтобы последний к его следующему приходу приготовил для него денежные средства в размере 3.000 рублей.

Реализовывая свой преступный замысел, направленный на вымогательство денежных средств у Н., Д. Затем, в период времени примерно с 20 часов 00 минут до 21 часа 00 минут, вновь прибыл в квартиру, расположенную по адресу: Москва, ул. Окская, дом 40где в это время так же находились С., Р., а так же Н. Затем, Д. прошел на кухню вышеуказанной квартиры, где в это время находился Н. и, имея умысел на вымогательство денежных средств у Н., вновь незаконно потребовал от Н. денежные средства в размере 3.000 рублей. Однако, получив отказ, Д., продолжая реализовывать свой преступный замысел, пытаясь сломить волю Н. к сопротивлению, высказывая угрозы убийством, в случае если Н. не передаст ему денежные средства, нанес не менее трех ударов в область головы и не менее трех ударов по различным частям тела руками и ногами, причинив тем самым последнему физическую боль, после чего осмотрел карманы одежды, находившейся на потерпевшем. Убедившись, что у Н. денежных средств при себе не имелось, Д. в целях подавления воли потерпевшего к сопротивлению нанес еще не менее двух ударов руками по различным частям тела потерпевшего, отчего последний испытал физическую боль. Вымогательство под угрозой применения насилия.

Продолжая реализовывать свой преступный замысел, направленный на вымогательство денежных средств у Н., Д. Затем, примерно в 14 часов 00 минут, находясь на кухне квартиры, расположенной по адресу: Москва, ул. Окская, дом 40, нанес один удар ногой в область живота, а затем нанес ногами не менее трех ударов в область головы и не менее трех ударов по различным частям тела потерпевшего, при этом причинив последнему телесные повреждения, согласно заключения эксперта №-м от Затем, в виде оскольчатого перелома костей носа со смещением, причинившего легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья, длительностью не более трех недель, после чего вновь незаконно потребовал от Н. передать ему денежные средства в размере 3.000 рублей, при этом высказывая в его адрес угрозы убийством, в случае если Н. не исполнит его незаконные требования. Опасаясь за свою жизнь и здоровье, не имея возможности прекратить незаконные действия Д., Н. пообещал Д., передать требуемые им Д. денежные средства в размере 3.000 рублей и под предлогом поиска денежных средств вышел из вышеуказанной квартиры.

В результате преступных действий Д. потерпевшему Н. были причинены телесные повреждения, согласно заключения эксперта №-м отЗатем, в виде оскольчатого перелома костей носа со смещением, причинившего легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья, длительностью не более трех недель, а так же незначительный материальный ущерб на общую сумму 3.000 рублей.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Д. виновным себя в инкриминируемом ему преступлении не признал и показал, чтоЗатем он вместе со своей супругой приехал в г. Москву, поскольку в мае его супруга должна была родить. Затем, около 16 часов 30 минут, когда он находился на улице в г. Москве, то вместе со своим знакомым С., которого знает с 1996 года, а также с их общим знакомым был остановлен сотрудники милиции для проверки документов, удостоверяющих их личность, после чего они без каких-либо объяснений были доставлены в ОМВД по Рязанскому району Москвы. Находясь в отделении милиции, его , пристегнутого наручниками, сотрудники милиции заставляли признаться в совершении преступления в избиении кого-то, при этом его знакомые были отпущены домой. На следующий день между ним и С., а также ранее неизвестным ему мужчиной, впоследствии оказавшимся Н., были проведены очные ставки, где указанные лица оговорили его в совершении вымогательства и избиении Н. При этом, Х он ранее никогда не видел, последнего не избивал и деньги у него не вымогал. Действительно, он в один из дней 2,3,4 мая (в какой точно день не помнит), утром часов в 9, приходил на квартиру к С., расположенную по адресу: Москва, ул. Окская, дом 40, где он познакомился с Р., снимающим жилье у М., вместе с которыми он немного выпил. Н. в квартире он не видел. Считает, что С. его оговорил по причине того, что несколько лет до случившихся событий, он Д. давал показания по уголовному делу, возбужденному в отношении С., не в пользу последнего.

Суд, выслушав подсудимого, свидетелей, исследовав письменные материалы дела, находит полностью доказанной вину подсудимого в инкриминируемом ему преступлении.

Доказательствами вины подсудимого являются:

Оглашенные в порядке п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ показания потерпевшего Х, который в ходе предварительного расследования показал, что он осенью 2009 года через общих знакомых познакомился с С, у которого стал снимать койко-место в квартире № …по адресу: Москва, ул. Окская, 40 Затем, примерно в 16 часов 00 минут, он вернулся с работы, в квартире в этот момент находился М. и знакомый последнего Р., которые сидели в большой комнате. Он принял душ и сел на кухне читать книгу. Примерно в 20 часов 00 минут, в квартиру пришел Д., прошел в комнату, где сидели С. и Р. Затем примерно через 5-7 минут, на кухню где находился он , зашел Д., представился как сотрудник милиции, при этом никаких документов не предъявлял и потребовал предъявить ему документы. Он сообщил, что документов у него нет, так как они были утеряны в марте . Услышав это, Д. стал угрожать, что выселит его из квартиры. Он испугался выселения, так как больше ему идти некуда и стал уговаривать его не делать этого. Затем Д. нанес ему удар кулаком в область головы, отчего он потерял равновесие и упал на пол, затем Д. беспричинно стал наносить ему множественные удары руками и ногами по голове и телу, а именно нанес не менее двух ударов по голове и не менее трех ударов по телу как ногами так и руками. В процессе нанесения ударов Д. стал требовать у него отдать ему находящиеся при нем деньги. Однако сначала он ответил, что денег у него нет, но Д. ему не верил и продолжал наносить удары руками, а именно он нанес не менее двух ударов по голове, при этом постоянно требовал деньги. Он не выдержал эти удары и отдал Д. деньги в сумме 3.000 рублей, которые заработал в этот день на автосервисе. Д. забрал у него деньги и положил их к себе в карман. При этом, пересчитав деньги, Д. сказал, что денег ему мало и стал говорить, чтобы он дал ему еще, на что он ответил, что денег у него больше нет. Тогда Д. нанес ему еще не менее двух ударов ногой по телу, после чего сказав, что придет на следующий день, развернулся и направился к выходу из квартиры. Больше в этот день он Д. не видел.

На следующий день, Затем он , проснувшись, хотел идти на работу, однако понял, что на работу ему идти нельзя, так как его лицо было избито. Он решил отлежаться. В квартире так же находились С. и Р. Примерно в начале 21 часа, в квартиру опять пришел Д., который зашел на кухню, где в это время находился он , и опять потребовал деньги, на что он ответил, что денег нет. Тогда Д. начал опять его избивать, нанеся не менее трех ударов по голове и не менее трех ударов по телу, как ногами, так и руками. Затем когда он перестал сопротивляться, Д. обыскал его и, убедившись, что у него нет денег, Поликарпов А.М. нанес еще не менее двух ударов руками по голове, при этом пояснив, что придет на следующий день, после чего развернулся и направился к выходу. Затем он находился дома на кухне и спал. Примерно в 14 часов, он почувствовал сильный удар в живот, от которого он проснулся и увидел, что возле него стоит Д. Затем Д. опять стал наносить ему множественные удары руками и ногами по различным частям тела и головы, а именно он нанес не менее трех ударов по голове и не менее трех ударов по телу. В процессе нанесения ударов Д. продолжал требовать у него деньги, спрашивая, нашел ли он деньги, которые должен отдать Д. Он продолжал отвечать, что денег у него нет, однако Д., не слушая его , продолжал избивать его. Он стал терять сознание. После этого Д. перестал бить его , однако постоянно требовал деньги. Немного прейдя в себя, он ответил Д., что попробует достать деньги и сможет принести их только вечером. Затем Д. сказал, что придет за деньгами вечером в 20 часов. Он сказал, что попытается найти деньги, оделся и вышел на улицу, а Д., С. и Р. остались в квартире.

Также Н. пояснил, что он побоялся возвращаться в квартиру, так как испугался за свою жизнь и здоровье. Он стал ночью жить в подъездах, а утром ходил в автосервис. Затем он решил обратиться в ОМВД по Рязанскому району Москвы с заявлением по данному факту, так как на квартире остались принадлежащие ему вещи, однако он побоялся идти за ними. В ходе написания заявления в дежурной части он стал плохо себя чувствовать, после чего был доставлен в травмпункт, где ему была оказана медицинская помощь. В результате преступных действий ему был причинен имущественный вред на сумму 3.000 рублей, ущерб является для него незначительный. Так же Н. пояснил, что он не может точно сказать, видел ли кто-нибудь, как его избивал и требовал деньги Д., так как он не обращал в на это внимания, и все его действия были направлены для оказания сопротивления Д., но он пояснил, что в квартире на тот момент находился хозяин квартиры С. и его знакомый Р. Так же, какой либо определенной суммы Д. в момент нанесения телесных повреждений не высказывал, однако пояснил, что ему необходима сумма такая же, какую он забрал Затем, а именно 3.000 рублей. Кроме того, когда Д. его избивал и требовал деньги, то угрожал убийством, говоря, если он Н. не отдаст ему деньги, то он его убьет, что он воспринял для себя как реально опасные /л.д.25-27, 74-75 том 1/.

Оглашенные в порядке п. 1 ч. 2 ст. 281 УПК РФ показания свидетеля С, который в ходе предварительного расследования показал, что с Д. он знаком с 1996 года, знает, что последний неоднократно судим. Примерно год назад Д. освободился из мест лишения свободы, где отбывал наказание, после чего он неоднократно приходил в квартиру к нему по адресу: Москва, ул. Окская, дом 40, где они выпивали спиртное. Примерно осенью 2009 года он через общих знакомых познакомился с Х, которому он стал сдавать койко-место. Затем он весь день находился дома совместно со своим другом Р., который так же проживает у него в квартире. Примерно в 16 часов с работы пришел Н., который сел на кухне и стал читать какую-то книгу. Примерно в 20 часов 00 минут, в квартиру пришел Д., с которым они сели в большой комнате и стали разговаривать. В процессе разговора Д. спросил, что за мужчина сидит у него на кухне. Он ответил, что это его квартирант. Д. спросил, русский ли он, на что он ответил, что нет, но какой именно национальности не знает. После чего Д. встал и пошел на кухню, где подошел к Н. и представился сотрудником милиции, стал требовать у него предъявить документы. После он услышал, как Н. ответил, что документов у него нет, так как потерял.

После чего Д. стал говорить Н., что он его сейчас выселит из квартиры. На что Н., испугавшись, ответил, что не надо его выселять. Однако Д. ударил Н. рукой по голове, отчего тот упал на пол, после чего Д. стал наносить множественные удары по голове и туловищу Н. , сколько именно он нанес ударов, он точно не помнит, но их было не менее пяти. После чего в процессе нанесения ударов Д. стал требовать от Н. отдать ему имеющиеся у того деньги. Однако Н. сначала ответил, что денег у него нет, но Д. продолжал избивать Н. руками и ногами, продолжая требовать деньги. После чего, не выдержав насилия, Н. отдал Д. деньги, как он успел заметить, что это были купюры достоинством 1.000 рублей, примерно три купюры, но точно сказать не может. После чего Д. забрал у Н. деньги и положил их к себе в карман, при этом сказав, что денег он Х отдал мало, и его данная сумма не устраивает и сказал, чтобы Н. нашел еще деньги к следующему его приходу. После чего развернулся и направился к выходу, по дороге попрощался с ним. Он ответил, чтобы Д. отдал деньги Н., однако Д. не отреагировал на его замечания. Так же С. пояснил, что не стал вмешиваться в происходящее, так как испугался, поскольку Д. ранее судим и был агрессивно настроен. Больше в этот день Д. он не видел.

На следующий день, Затем, он опять-таки весь день находился дома совместно с Р., в квартире также находился и Н., который плохо себя чувствовал, в связи с тем, что его избил Д. Вечером, точного времени он не помнит, к нему домой пришел Д. Зайдя в квартиру, Д. поздоровался, затем незамедлительно направился на кухню к Н. Он увидел, как, зайдя на кухню, Д. опять стал требовать у Н. отдать ему деньги. Однако Н. ответил, что денег у него больше нет, услышав отрицательный ответ, Д. сразу же стал наносить Н. множественные удары ногами и руками по голове и телу. После чего избив Н., Д. стал последнего обыскивать. Обыскав и ничего не найдя, Д. развернулся и ушел из квартиры. Он даже не успел ему ничего сказать. На следующий день, Затем, он также весь день находился дома совместно в Р. В обед к нему в квартиру опять пришел Д. Зайдя в квартиру, он направился на кухню, где в это время спал Н. Зайдя на кухню, Д., не говоря ни слова, стал избивать. , он наносил множественные удару по голове и телу, постоянно говоря Н., нашел ли тот деньги, которые ему были необходимы. Однако Х ответил, что денег у него нет, тогда Д. опять стал избивать Н. ногами и руками по голове и телу, при этом постоянно повторяя свои требования отдать деньги. Затем Н. ответил, чтобы Д. перестал его бить, и что он найдет деньги к вечеру. Д. сказал, что ему нужно еще столько же денег, сколько он забрал. Затем Н. оделся и под предлогом, что он пошел искать деньги, вышел из квартиры. Куда именно Н. пошел, он не знает. Д. же остался в квартире. Он подошел к Поликарпову М.А и сказал, чтобы тот больше не приходил к нему в квартиру, так как ему никаких лишних проблем не нужно. Затем Д. ушел из квартиры. Больше в этот день он ни Д., на Н. не видел /л.д.33-35 том 1/.

Оглашенные в порядке п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ показания свидетеля Р, который в ходе предварительного расследования показал, что

около двух месяцев он был знаком с Д., который ранее неоднократно приходил в квартиру к С., у которого он проживал по адресу: Москва, ул. Окская, дом 40. Примерно осенью 2009 года в квартиру к М. въехал Н., который стал жить на кухне. Затем он весь день находился дома совместно со своим другом С. Примерно в 16 часов, с работы пришел Х, который, сев на кухне, стал читать какую-то книгу. Примерно в 20 часов 00 минут, в квартиру пришел Д., который в ходе разговора спросил, что за мужчина сидит на кухне. С. ответил, что это его квартирант. Д. спросил, русский ли он, на что С. ответил, что нет, но какой именно национальности он не знает. После чего Д. встал и пошел на кухню, где подошел к Н., и как он услышал, представился сотрудником милиции и стал требовать у Н. предъявить документы. После этого они (Р и С) услышали, как Н. ответил, что документов у него нет, так как потерял.

После чего Д. стал говорить Н., что он сейчас последнего выселит из квартиры. На что Н., испугавшись, ответил, что не надо его выселять. После чего Д. ударил Н., отчего тот упал на пол. Они (Р и С) подошли и увидели, как Д. стал наносить множественные удары по голове и туловищу Н., сколько именно он нанес ударов, он точно не помнит, но их было не менее пяти. В процессе нанесения ударов Д. стал требовать от Н. отдать ему имеющиеся у Н. деньги. Однако Н. сначала ответил, что денег у него нет, но Д. продолжал избивать Н. руками и ногами, продолжая требовать деньги. После чего, не выдержав насилия, Н. отдал Д. деньги, в какой именно сумме он не видел. После чего Д. забрал у Н. деньги, которые положил к себе в карман, при этом сказав, что денег он Н. отдал мало, и его данная сумма не устраивает и сказал, чтобы Н. нашел еще деньги. После чего Д. развернулся и направился к выходу, по дороге попрощавшись с ними (Р и С). С. сказал, чтобы Д. отдал деньги Н., однако Д. не отреагировал на замечания и вышел.

Так же Р. пояснил, что они не стали вмешиваться в происходящее, так как испугались Д., который ранее был судим и был агрессивно настроен. На следующий день, а именно Затем, он опять-таки весь день находился дома, совместно в С., в квартире так же находился и Н., который не пошел на работу, так как плохо себя чувствовал после избиения его Д. Вечером, в квартиру опять пришел Д., который поздоровался и незамедлительно направился на кухню к Н. Зайдя на кухню, Д. опять стал требовать у Н. деньги. Однако Н. ответил, что денег у него больше нет. Услышав отрицательный ответ, Д. сразу же стал наносить Н. множественные удары ногами и руками по голове и телу. После чего избив Н., Д. стал обыскивать последнего, но ничего не найдя, развернулся и ушел из квартиры. На следующий день, Затем, он и С., так же весь день находились дома. В обед, в квартиру опять пришел Д. Зайдя в квартиру, он направился на кухню, где в это время спал Н. На кухне Д., не говоря ни слова, стал избивать Х, нанося множественные удару по голове и телу, при этом спрашивал Н. нашел ли тот деньги, которые ему были необходимы. Однако Н. ответил, что денег у него нет, тогда Д. опять стал избивать Н. ногами и руками по голове и телу, требуя отдать деньги. Н. попросил Д. перестать его бить, и что он найдет деньги к вечеру. Д. сказал, что ему нужно еще столько же денег, сколько он забрал. Затем Н. оделся и под предлогом, что он пошел искать деньги, вышел из квартиры. Д. остался в квартире. С. подошел к Д. и сказал, чтобы тот больше не приходил к нему на квартиру, так как никаких лишних проблем им не нужно. Затем Д. ушел из квартиры. Затем в квартиру к С. пришли сотрудники милиции и попросили его проследовать в ОВД, где с него и С. было взято объяснение по данному факту /л.д.30-32 том 1/.

Показания свидетеля К следователя СО при ОМВД по Рязанскому району Москвы, который в ходе судебного заседания показал, что он проводил предварительное следствие по уголовному делу, возбужденному в отношении Д. сначала по признакам состава преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, а затем переквалифицированного на п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ. После возвращения судом уголовного дела по обвинению Д. прокурору в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ для уточнения обвинительного заключения им (К.) был допрошен в качестве свидетеля Д., который брал объяснения у обратившегося в ОВД пострадавшего Н., о чем был составлен протокол допроса свидетеля от Затем, в котором была допущена опечатка по дате обращения Н. в ОМВД по Рязанскому району Москвы, которую он К. исправил без надлежащего заверения.

Вина подсудимого, кроме показаний потерпевшего, свидетелей также подтверждается исследованными материалами уголовного дела.

Доводы защиты в части исключения из числа доказательств вышеуказанных документов суд не принимает во внимание, поскольку утверждения адвоката о нарушении норм уголовно-процессуального закона, выразившиеся в неправомерном собирании дополнительных доказательств после возврата уголовного дела прокурору, не убедительны. Нарушений требований закона при проведении следственных действий после возвращения прокурору уголовного дела в отношении Д. суд не усматривает, все следственные действия по делу проводились в установленный срок расследования, существенных нарушений требований норм УПК РФ при их проведений нет; объем первоначально предъявленного подсудимому обвинения не изменился, действия последнего переквалифицированы не были. Кроме того, указанные постановления следователя в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства не являются доказательствами по данному уголовному делу. Что же касается протокола допроса свидетеля Д., в частности неоговоренного исправления даты обращения потерпевшего Н. в ОВД, то данное нарушение является не столь значительным, чтобы исключить данный протокол допроса из числа доказательств по делу, кроме того, данный протокол допроса подвергся оценке судом в совокупности с другими доказательствами по данному делу, полученными без нарушения норм УПК РФ, а именно заявлением потерпевшего от Затем на имя начальника ОМВД по Рязанскому району Москвы г. Москвы, показаниями самого потерпевшего Н., медицинским документами и др., которые приняты судом во внимание.

Таким образом, суд не установил нарушений норм УПК РФ после возврата материалов уголовного дела прокурору и признает вышеуказанные следственные документы, как составленные без нарушений норм уголовно-процессуального законодательства.

Оценивая показания потерпевшего Н., свидетелей С., Р., данных ими в ходе предварительного слушания и оглашенные в суде, свидетелей Д., К., суд находит их показания объективными и достоверными, поскольку они детальны, последовательны, согласуются между собой, дополняют друг друга, объективно находят отражения в других собранных по делу доказательствах (в заявлении потерпевшего, в медицинских документах, в заключении эксперта и в других материалах дела). Каких - либо оснований оговаривать подсудимого указанными лицами судом не установлено, поэтому суд кладет данные доказательства наряду с другими в основу обвинительного приговора.

Утверждения подсудимого Д. о том, что свидетели С. и Р., давая показания, оговаривают его - Д., поскольку несколько лет до случившихся событий, он Д. давал показания по уголовному делу, возбужденному в отношении С., не в пользу последнего, суд не принимает во внимание, поскольку в обоснование этого не представлены никакие доказательства; кроме того, опровергаются фактическими действиями самого подсудимого, который после своего освобождения из мест лишения свободы неоднократно посещал квартиру С., с которым распивал спиртные напитки, что подтвердили и сами свидетели С. и Р.

Оценивая показания подсудимого Д., то суд доверяет его показаниям только в той части, которая подтверждается совокупностью исследованных в процессе судебного разбирательства доказательств, нашедших свое отражение в настоящем приговоре.

Суд критически относится к показаниям подсудимого Д. в части того, что Н. он никогда не видел, ранее с ним знаком не был; что, посетив квартиру С. в один из дней 2,3,4 мая , потерпевшего Н. в квартире не было, Н. он не избивал, денежные средства у него не требовал. Несмотря на то, что подсудимый имеет право защищаться любыми способами, не запрещенными законом, его показания и доводы в этой части не нашли своего объективного подтверждения ни в ходе проведения предварительного расследования, ни в процессе судебного разбирательства и опровергаются показаниями потерпевшего Н., свидетелей С. и Р., из которых усматривается, что Д. приходил в квартиру свидетеля С. на протяжении трех дней; в первый день Затем представившись сотрудником милиции, под надуманным предлогом (проверки документов), указал, что произведет выселении Н. из квартиры, после чего, подвергнув потерпевшего избиению, незаконно потребовал от него передачи денежных средств, на что получил отказ Н., после чего, высказывая угрозы убийством в адрес потерпевшего, снова нанес последнему несколько ударов, в виду чего Н. был вынужден передать Д. деньги в сумме 3.000 рублей; затем в последующие дни 03 и Затем - Н. снова подвергся избиению со стороны Д., при этом последний незаконно требовал от потерпевшего передачи денежных средств; на просьбы С. отдать обратно деньги Н. Д. не отреагировал. Показания подсудимого в вышеуказанной части также опровергаются и материалами уголовного дела, в частности, содержанием заявления потерпевшего, медицинскими документами и заключением эксперта о полученных Н. телесных повреждениях и др.

Таким образом, оценивая исследованные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что вина подсудимого в инкриминируемом ему деянии доказана полностью и действия подсудимого Д. необходимо квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ, как совершение вымогательства, то есть требования передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, совершенного с применением насилия.

Умысел Д. на совершение данного общественно опасного деяния суд усматривает в действиях Д., непосредственно направленных на получение денежных средств от потерпевшего Н., а именно: в высказывании Д. требований о передаче денежных средств, под надуманным и несоответствующим действительности основанием, связанным с выселением Н. из квартиры, в которой он снимал койко-место в виду утери документов, удостоверяющих его личность, введя тем самым Н. в заблуждение относительно своих истинных намерений; в нанесении телесных повреждений потерпевшему Н., вынудивших последнего передать Д. денежные средства в сумме 3.000 рублей; в последующем высказывании требований передачи денег, сопровождающихся избиением Н.

При назначении наказания, в соответствии со ст. 60 УК РФ, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности подсудимого, влияние назначенного наказания на его исправление, а также на условия жизни его семьи, состояния здоровья: Д. совершил преступление, относящееся к категории тяжких преступлений; к административной ответственности не привлекался; на учете в ПНД не состоит, состоит на учете в НД № 6 г. Москвы по поводу «опийной наркомании»; по месту регистрации характеризуется формально; по месту отбывания наказания в ИК-3 охарактеризован отрицательно; женат, имеет несовершеннолетнего ребенка.

Д. имеет хронические заболевания туберкулез, гепатит С; со слов, до задержания неофициально работал грузчиком в магазине.

В соответствии со ст. 61 УК РФ суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание Д., - наличие несовершеннолетнего малолетнего ребенка, Затем года рождения; состояние здоровья Д. Однако Д. ранее судим.

Учитывая изложенное, с учетом конкретных обстоятельств совершенного преступления, данных о личности подсудимого, в целях исправления последнего и предупреждения новых преступлений, суд считает, что Д. должно быть назначено наказание в виде лишения свободы, не находя возможным его исправление без изоляции от общества и не находя оснований для применения ст. 64 и ст. 73 УК РФ.

В соответствии со ст. 58 ч. 1 п. «в» УК РФ наказание Д. должен отбывать в исправительной колонии строгого режима, поскольку он ранее отбывал наказание в виде лишения свободы и настоящее преступление совершил при рецидиве.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 302, 303, 304-310 УПК РФ, суд приговорил:

Признать Д. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

До вступления приговора в законную силу меру пресечения Д. оставить прежней заключение под стражей, срок отбытия наказания исчислять с момента его фактического задержания.

Приговор может быть обжалован в Московский городской суд в течение 10 суток с момента вынесения приговора, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок с момента вручения ему копии приговора. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе в течение 10 суток со дня вручения ему копии приговора или иного решения ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

на главную

Вымогательство в крупном размере;

Вымогательство под угрозой повреждения чужого имущества;

Вымогательство в особо крупном размере;

Вымогательство, группой лиц, с применением насилия;

Вымогательство под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору;

Вымогательство и мошенничество с причинением значительного ущерба гражданину;

Вымогательство, грабёж и угон;

Вымогательство переквалифицировано в побои и угрозу убийством;

Дело по вымогательству возвращено прокурору;

Судебная практика московских судов по хищениям;

Экономические преступления

Судебная практика уголовных дел московских судов;

Практика уголовных дел;

Уголовные дела;

Судебная практика московских судов по наркотикам;

ОМВД г. Москвы;

Адвокат по уголовным делам в Домодедово

Рейтинг@Mail.ru