Cудебная практика московских судов по преступлениям против личности

Адвокат по уголовным делам: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Покушение на убийство.

Таганский районный суд г. Москвы , с участием государственных обвинителей Таганской межрайонной прокуратуры г. Москвы, подсудимого М., защитника - адвоката П., а также потерпевшего Н., переводчика, рассмотрев материалы уголовного дела в отношении М., - обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ, установил:

М. совершил покушение на убийство, то есть умышленные действия, непосредственно направленные на умышленное причинение смерти другому человеку, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Так, он в период времени с 18 часов 00 минут по 23 часа 30 минут (более точное время не установлено), находясь на улице вблизи дома по адресу: г. Москва, ул. Воронцовская, д. 24/6, стр. 2, на почве личных неприязненных отношений, внезапно возникших в ходе ссоры с Н., имея умысел на убийство последнего, нанес Н. неустановленным предметом, травмирующая часть которого обладала колюще-режущими свойствами, не менее 2 ударов в область передней поверхностей левой половины груди, 1 удар в область задней поверхностей левой половины груди, 1 удар в область передней поверхности живота, а также попытался нанести удар в область шеи, однако в связи с сопротивлением потерпевшего нанес Н. 1 удар в область левой щеки, причинив потерпевшему своими действиями телесные повреждения в виде 2 ран передней поверхности левой половины груди с локализацией в VI межреберье по передней подмышечной линии и в проекции VI ребра по средней подмышечной линии, проникающие в левую плевральную полость, с повреждением нижней доли левого легкого, которые причинили (как по отдельности, так и в совокупности) тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека; непроникающей раны задней поверхности левой половины груди в проекции VI межреберья по задней подмышечной линии, непроникающей раны передней поверхности живота в области мезогастрия слева и раны левой щечной области, которые (как по отдельности, так и в совокупности) причинили легкий вред здоровью.

После совершения указанных противоправных действий М. с места совершения преступления скрылся, однако довести до конца свой преступный умысел не смог по независящим от него обстоятельствам, так как потерпевший был своевременно доставлен в отделение реанимации ГБУЗ НИИ СП им. Склифосовского ДЗ г. Москвы, где ему своевременно была оказана квалифицированная медицинская помощь.

Подсудимый М. виновным себя в совершении вышеописанного преступления признал частично.

М. показал, что до случившегося они с Н.ым проживали вместе по адресу: г. Москва, ул. Б. Каменщики, д. 6. Н. всем проживающим в квартире угрожал и ему тоже, все его боялись. Примерно в 15 часов 30 минут он встретился с Н.ым по просьбе последнего. С Н.ым также был М. От них исходил запах алкоголя. Они решили совместно провести время путем распивания спиртных напитков. С этой целью они пришли в подвальное помещение, расположенное по адресу: г. Москва, ул. Б. Каменщики, д. 6. В подвальном помещении были узбек и Б. У Н. в пакете была водка и курица гриль. Он также принес бутылку водки и кока-колу.

Они стали употреблять спиртные напитки и разговаривали между собой. Н. стал всем угрожать, вспоминать конфликт, происшедший в ходе празднования Нового года. Возник словесный конфликт. Н. сначала конфликтовал с М.ом, потом с Б.ем. Узбек ушел из подвала. Он предложил Н. покурить. Они вышли на улицу. В это время было примерно 18 часов. М. и Б. вышли из подвала и отошли подальше. Они с Н.ым пошли в сторону дома мимо магазина. Н. продолжал высказывать оскорбления в его адрес. Руки у него были в кармане, где он держал брелок, на котором были ключи, кусачки и пилочка. Н. дергал его за рукав, высказывал в его адрес оскорбления. Затем Н., держа его за ворот куртки, ударил своим лбом в его лоб со словами: «Это тебе за Новый год», затем ударил коленом в район паха. Он упал. Н. стал его избивать, держал за горло и бил в лицо, находясь сверху.

Он вытащил руки из кармана с брелком и стал отмахиваться. Он держал руку Н., а правой рукой наносил удары Н. брелком, защищаясь, лежа на земле. Сколько ударов наносил и куда не помнит. Люди кричали, что вызовут полицию, потом разняли их. Он был в крови: лицо, одежда. Услышав «полиция», Н. испугался и ушел. Женщина предложила ему вызвать скорую, но он отказался, поймал такси и поехал к другу, где отлежался. На следующий день позвонил брат Н. и сообщил, что Н. в больнице в тяжелом состоянии, нужны деньги на лечение. Он сказал, что постарается найти деньги. Он позвонил жене Н., поговорил с М.ом. Денег на лечение он найти не смог. Ребята сообщили ему, что Н. написал заявление в полицию. Он сразу пришел в полицию и все рассказал, написал явку с повинной. Умысла на убийство Н. у него не было, он защищался от потерпевшего. В содеянном он раскаивается. Гражданский иск Таганского межрайонного прокурора г. Москвы о возмещении стоимости оказанных потерпевшему медицинских услуг за счет бюджетных средств г. Москвы в размере 219.945 рублей он не признает.

Виновность подсудимого М. подтверждается следующими доказательствами:

показаниями потерпевшего Н. в судебном заседании о том, что они с М.ым совместно проживали в квартире по адресу: г. Москва, ул. Б. Каменщики, д. 6. он праздновал Новый год в квартире по вышеуказанному адресу совместно с М.ым и другими гражданами Киргизии. Во время празднования Нового года М. находился в состоянии алкогольного опьянения и вел себя крайне агрессивно. Он указал ему, что нельзя себя так вести, после чего ему сказали выйти из квартиры. Через некоторое время М. съехал на другой адрес. М. тогда сказал, что ему это с рук не сойдет, что он отомстит. 15.02.2014 года он находился дома. Примерно в 13 часов 00 минут ему позвонил М. и предложил ему и его другу М.у подъехать по адресу: г. Москва, ул. Б. Каменщики, д. 6. Примерно в 15 часов 30 минут он и М. приехали по вышеуказанному адресу. Там находились М., молодой человек по имени Б., а также еще один молодой человек гражданин Узбекистана. М. и Б. пили водку. Он и М. пили пиво. Около 19 часов 00 минут М. сказал, что он неправильно поступил, что стал критиковать его действия, а не стал его защищать, из-за чего в дальнейшем ему пришлось съехать на другую квартиру. Они с М.ым поругались. Он выбежал из подвала, так как испугался.

За ним побежали М. и еще двое человек. У дома № 24 по ул. Марксистская его догнал М., который набросился на него. У них началась потасовка. Они нанесли друг другу несколько ударов. М. повалил его на землю. Во время потасовки он почувствовал, что М. наносит ему удары металлическим колюще-режущим предметом. Первый удар он ему нанес в левое плечо, затем стал бить в грудь и в живот, попытался нанести ему удар этим предметом по горлу, но он смог подставить руку, и удар пришелся по касательной по щеке. Во время того как М. наносил ему удары, он пытался защищаться, отбиваясь руками и ногами, поэтому мог нанести М.у телесные повреждения. Затем, он оттолкнул М.а от себя ногой, после чего выбежал на дорогу и остановил машину, из которой вышел молодой человек и стал вызывать скорую помощь. М. убежал.

Он позвонил своей жене и попросил прийти к нему и сказал, что умирает. Но жена не поняла, что происходит. Затем жене позвонил мужчина, вызвавший скорую помощь, и объяснил ситуацию. Через несколько минут прибежала его жена и приехала скорая помощь. Его положили в машину скорой помощи и отвезли в больницу, жена поехала с ним. Он считает, что действия М.а были направлены на причинение ему смерти, кроме того во время нанесения ударов М. говорил, что убьет его. Если вышеуказанный мужчина не вызвал бы скорую помощь, он бы умер. Он реально опасался за свою жизнь. Перед нанесением М.ым ему металлическим предметом ударов его действия не были опасными для М.а. Этот предмет М. держал в руке еще тогда, когда они гнались за ним. Он защищал себя, поэтому также наносил М.у удары. С его стороны никаких опасных действий по отношению к М.у не было. Гражданский иск он не заявлял и заявлять не будет;

показаниями свидетеля Г. в судебном заседании о том, что около 19 часов 00 минут он вышел из дома, сел в машину марки Вольво и ехал на своем автомобиле по ул. Гвоздева в сторону ул. Марксистская. Возле д. 24 по ул. Марксистская на пересечении с ул. Гвоздева на проезжей части он увидел Н., который лежал на проезжей части, после чего остановился. В этот момент Н. поднялся и подошел к окну его автомобиля, стал дергать ручку автомобиля. На шее Н. был шарф в крови, также его руки тоже были в крови. Н. нагнулся к нему и сказал «Не уезжай, меня убивают».

Он припарковал машину и вышел к Н., у которого было ранение в шею, так шарф был в крови, и тот держался за шею. Ему было понятно, что повреждения Н. нанесены ножом. Н. прижимал шарф к шее и терял сознание. Н. говорил: «Я умру, я умру, меня хотели убить». Он посадил Н. к железному забору и стал звонить в скорую помощь и полицию. Позвонив в скорую и полицию и сообщив о том, что у мужчины ножевое ранение, он стал с ним сидеть и говорить о том, чтобы он не терял сознание. Через 10 минут приехала полиция и скорая помощь, которая забрала Н. Также в этот момент пришла его жена. Он оставил номер телефона сотруднику полиции, сел в машину и уехал по своим делам. Н. не был сильно пьян, от него исходил запах алкоголя;

показаниями свидетеля Р. в ходе следствия, из которых усматривается, что <дата> она находилась на своем рабочем месте, примерно в 19 часов 00 минут ей на мобильный телефон позвонил ее супруг Н. и сказал: «Я умру, меня убивают». Его словам она сначала не поверила, думала, что он пошутил. Через несколько минут на ее телефон с телефона Н. позвонил неизвестный ей мужчина, и, уточнив, кем она является Н., сообщил, что Н. порезали ножом в горло, они находятся на пересечении улиц Гвоздева и Воронцовская у здания префектуры. Когда она пришла на место, то увидела Н. всего в крови, шею он перетянул шарфом, чтобы остановить кровь. Рядом с Н.ым находился мужчина, ранее ей звонивший и впоследствии вызвавший скорою помощь и полицию. По приезду скорой помощи Н. забрали в больницу, она поехала вместе с ним, а мужчина должен был дождаться сотрудников полиции. В карете скорой помощи Н. сообщил, что до происшествия был в гостях у ранее ему знакомого М.а с их общим другом М.ом, который проживает в доме рядом с магазином «Монетка», расположенном на улице Гвоздева.

Что произошло, Н. пояснить не мог, как оказался на улице не помнил. Сообщил только, что ножом его пырнул М., а М. все видел и все знает. После доставления в больницу НИИ им Н.В. Склифосовского Н. увезли в операционную, больше пообщаться они не успели, причину конфликта он сообщить не успел. Из больницы она уехала домой к своим родственникам, проживающим в г. Москве. Пока она находилась у родственников на мобильный телефон Н., который находился при ней, звонил М. и интересовался у нее, что произошло с Н.ым, в порядке ли он. Она М.у ничего не сообщала. На ее вопросы о том, что произошло, тот отвечал, что ничего не видел. После М.а на мобильный телефон позвонил М. и тоже стал интересоваться, что с Н.ым, и где он сейчас находится. Она М.у ничего говорить не стала, попросила позвонить утром, на что тот сказал ей: «Если Руслан еще не умер, то я его все равно убью! Приходите к метро «Марксистская», я Вас жду на автомашине «Жигули» белого цвета. После чего слушать М.а она не стала и повесила трубку. Также в судебном заседании она указала о том, что пришла к месту нахождения Н. через 10 минут после телефонного звонка, М.а там не было;

показаниями дополнительного свидетеля обвинения А. в судебном заседании о том, что он допрашивал в качестве свидетеля Р., перед допросом разъяснил ей ее права, спросил, владеет ли она русским языком, нуждается ли в услугах переводчика. Р. сказала, что хорошо владеет русским языком, в услугах переводчика не нуждается. После чего все, что она рассказала, он занес в протокол ее допроса, который она прочитала и подписала, замечаний у нее не было. Все показания Р. он записал с ее слов, от себя ничего не добавлял;

карточкой происшествия по заявлению о том, что между ул. Воронцовской и ул. Марксистской в переулке около здания префектуры у гражданина ножевые ранения в грудь и шею;

карточкой происшествия № по телефонограмме из НИИ СП им. Н.В. Склифосовского о доставлении Н. нарядом скорой помощи в 19 час.45 мин. с множественными колото-резаными ранениями шеи, лопатки слева, пневмоторакс;

протоколом осмотра в присутствии понятых места происшествия, согласно которому произведен осмотр участка местности по адресу: г. Москва, ул. Б. Каменщики, д. 6, в ходе которого изъят смыв вещества бурого цвета;

справкой ГБУЗ НИИ СП им. Н.В.Склифосовского ДЗ г. Москвы о нахождении Н. на лечении с <дата> с диагнозом: колото-резаное ранение слева, проникающее колото-резаное ранение груди слева, ранение нижней доли левого легкого, непроникающее колото-резаное ранение грудной стенки слева, непроникающее колото-резаное ранение брюшной стенки слева, резаная рана щечной области, алкогольное опьянение;

протоколом явки с повинной М. 18.02.2014 года, в котором он в присутствии переводчика сообщил, что, находясь по адресу: г. Москва, ул. Большие Каменщики, д.6 у магазина «Монетка» примерно в 18 час.30 мин. нанес несколько ударов шпилькой под левый бок Н.;

заключением биологической экспертизы, из выводов которого следует, что на отрезке марли со смывом вещества, произведенным в ходе осмотра места происшествия, обнаружена кровь человека;

протоколом принятия устного заявления о преступлении, в котором Н. просит привлечь к уголовной ответственности ранее знакомого, который примерно в 23 час.00 мин. по адресу: г. Москва, ул. Б. Каменщики в подвальном помещении нанес несколько ударов ножом в область груди и шеи, живота, после чего скрылся;

протоколом проверки в присутствии понятых, адвоката и переводчика показаний М. на месте происшествия, из которого следует, что М. указал на место у магазина, расположенного по адресу: г. Москва, ул. Б. Каменщики, д. 6, где Н. толкнул его, от удара он упал, Н. стал наносить ему удары, затем они переместились на тротуарную дорожку, ведущую к дому, около металлического забора он нанес несколько ударовН.;

заключением судебно-медицинской экспертизы, из выводов которого следует, что у Н. иМ.ь повреждения:

- 2 раны передней поверхности левой половины груди с локализацией в «VI межреберье по передней подмышечной линии» и «в проекции VI ребра по средней подмышечной линии», проникающие в левую плевральную полость, с повреждением нижней доли левого легкого (одна из ран имеет торакоабдоминальный характер, т.е. проникает и в брюшную полость, однако по данным медицинской карты установить, какая из них не представляется возможным);

- непроникающая рана задней поверхности левой половины груди в проекции «VI межреберья по задней подмышечной линии»;

- непроникающая рана передней поверхности живота «в области мезогастрия слева»;

- рана левой щечной области.

Все раны у Н. могли образоваться незадолго до его поступления <дата> в НИИ СП им. Н.В. Склифосовского.

Местами приложений травмирующих воздействий были:

- «VI межреберье по левой передней подмышечной линии»;

- «проекция VI ребра по левой средней подмышечной линии»;

- «проекция VI межреберья по левой задней подмышечной линии»;

- передняя поверхность живота «в области мезогастрия слева»;

- левая щека.

Каждая из имевшихся у Н. ран (за исключением раны щеки) могла образоваться в результате действия предмета (предметов), травмирующая часть которого обладала колюще-режущими свойствами, на что указывают их морфологические особенности (размерные характеристики ран, «ровные края, острые углы», наличие раневого канала), а в отношении ран в «VI межреберье по передней подмышечной линии» и «в проекции VI ребра по средней подмышечной линии», кроме того, в сочетании с проникающим характером ранения. Рана левой щеки могла быть причинена в результате воздействия предметом, обладающим режущими свойствами, о чем свидетельствуют превышение длины раны над ее глубиной и шириной и отсутствие раневого канала. Детальные характеристики травмирующего предмета (предметов) не отобразились при медицинском описании всех ран, поэтому определить его классификационную принадлежность и установить конкретный предмет (предметы) не представляется возможным.

По данным протокола операции направлением раневого канала (направление травмирующего воздействия в теле Н.) было:

- в отношении раны в «VI межреберье по передней подмышечной линии» - «спереди кзади, слева направо и сверху вниз»;

- в отношении раны в «проекции VI ребра по средней подмышечной линии» - «сверху вниз, слева направо и спереди кзади»;

- в отношении раны в «проекции VI межреберья по левой задней подмышечной линии - «сверху вниз».

Одним их направлений травмирующего воздействия, причинившего рану левой щеки, было слева направо, на что указывает место приложения этого воздействия.

Всего тело Н. подверглось не менее чем 5 травмирующим воздействиям, на что указывает количество (5) мест приложений этих воздействий.

Имевшиеся у Н. раны груди с локализацией в «VI межреберье по передней подмышечной линии» и «в проекции VI ребра по средней подмышечной линии», проникавшие в плевральную полость, относятся (как по отдельности, так и в совокупности) к опасным для жизни повреждениям, которые по своему характеру непосредственно создавали угрозу для жизни, что является квалифицирующим признаком тяжкого вреда здоровью.

Остальные раны (как по отдельности, так и в совокупности) не были опасными для жизни или здоровья, вызвали кратковременное расстройство здоровья продолжительностью до трех недель и по этому критерию относятся к повреждениям, причинившим легкий вред здоровью;

заключением молекулярно-генетической экспертизы, из выводов которого следует, что на представленном смыве, изъятом в ходе осмотра места происшествия, обнаружена кровь человека. Препарат ДНК, выделенной из следов крови, имеет мужскую половую принадлежность. При тестировании данного препарата по аутосомным маркерам не выявлено признаков, которые могли бы однозначно свидетельствовать о присутствии в исследуемом препарате генетического материала более чем одного человека. Генотипические признаки и половая принадлежность (мужской генетический пол) в препаратах ДНК, выделенных из следов крови и образца буккального эпителия Н., одинаковы, что указывает на то, что кровь и образец буккального эпителия Н. могли произойти от одного и того же мужчины. Расчетная вероятность того, что кровь в исследованном смыве принадлежит Н., по результатам настоящей экспертизы, составляет не менее 99,(9)%. По совокупности своих генотипических признаков препарат ДНК, полученный из следов крови, не совпадает с генотипическими признаками образца буккального эпителия М. Таким образом, принадлежность крови в исследованном смыве М. исключается;

протоколом осмотра в присутствии понятых, в том числе бумажного конверта со смывом вещества бурого цвета, изъятого в ходе осмотра места происшествия;

вещественным доказательством, коим признан смыв вещества бурого цвета, изъятый в ходе осмотра места происшествия, хранящийся в камере хранения ОВД СО по Таганскому району СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве.

Суд считает доводы подсудимого о том, что умысла на убийство потерпевшего у него не было, он защищался, убийством потерпевшему не угрожал, - несостоятельными, поскольку они полностью опровергаются вышеприведенными показаниями потерпевшего Н., свидетелей Р., Г., не доверять которым у суда нет оснований, так как они логичны и последовательны в вышеописанной части, согласуются между собой и с другими вышеизложенными доказательствами по делу в их совокупности, в частности, с протоколом явки М. с повинной, с заключением судебно-медицинской экспертизы телесных повреждений у Н.

Из показаний потерпевшего Н. следует, что между ним и М. К. возник конфликт, он испугался агрессивных действий подсудимого, стал убегать от него, М. побежал за ним, держа в руках металлический колюще-режущий предмет, догнал его, между ними возникла драка, в ходе которой М., угрожая ему убийством, нанес удары металлическим колюще-режущим предметом в область груди, живота, шеи, после чего он вырвался от М., бросился к проезжавшей мимо автомашине, где ему оказали своевременную медицинскую помощь, а М. с места преступления скрылся.

При этом показания потерпевшего последовательны и логичны, он полностью подтвердил в судебном заседании свои показания на следствии, будучи допрошенным в присутствии переводчика, а также указывал, что с его стороны не было опасных для подсудимого действий, он защищался от агрессивных действий М., который погнался за ним, держа в руке металлический предмет. При таких обстоятельствах суд полностью доверяет вышеприведенным показаниям потерпевшего Н., которые также согласуются с заключением судебно-медицинской экспертизы о количестве и локализации повреждений у потерпевшего, причиненных колюще-режущим предметом; с показаниями свидетеля Г., которому Н. сообщил, что его хотели убить, и который обнаружил у Н. ножевые ранения.

Кроме того, из показаний свидетеля Р. в ходе следствия усматривается, что Н. ей сообщил, что его убивают, его пырнул ножом М., а затем в телефонном разговоре М. сообщил, что все равно убьет Н.

При этом суд не доверяет показаниям Р. в судебном заседании о том, что Н. не говорил ей, что его убивают, а М. не угрожал убить Н., поскольку по прошествии времени с момента событий она желает смягчить участь подсудимого, являющегося ее земляком, с которым она вместе с мужем проживала.

Достоверными показаниями свидетеля Р. являются ее показания на следствии, которые она давала самостоятельно, русским языком владела, в услугах переводчика не нуждалась, читала свои показания и подписывала, замечаний не внесла, что подтвердил в судебном заседании свидетель А., проводивший ее допрос.

Более того, из заключения судебно-медицинской экспертизы повреждений у Н. следует, что ему были причинены, в том числе две проникающие раны с повреждением легкого, все раны нанесены колюще-режущим предметом, сверху вниз.

Из протокола явки с повинной М. также усматривается, что он сообщил, что нанес несколько ударов шпилькой под левый бок Н. При этом протокол явки с повинной был оформлен в присутствии переводчика, наличие его подписей в нем М. подтвердил в судебном заседании.

Таким образом, из совокупности вышеизложенных доказательств следует, что во время конфликта между потерпевшим и подсудимым, подсудимый погнался за потерпевшим с опасным колюще-режущим предметом, в ходе драки наносил им потерпевшему не менее пяти ударов в жизненно-важные органы - грудь, живот и шею, при этом угрожая ему убийством, в результате причинил потерпевшему, в том числе две проникающие раны с повреждением левого легкого, непосредственно создававшие угрозу для его жизни, повлекшие тяжкий вред здоровью, после чего потерпевший вырвался от подсудимого, выбежал на дорогу, подсудимый с места преступления скрылся, а потерпевшему была оказана своевременно медицинская помощь.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что М. действовал с прямым умыслом, направленным на причинение смерти потерпевшему, поскольку наносил потерпевшему опасным колюще-режущим предметом многочисленные удары в жизненно-важные органы - грудь, живот и шею, угрожая убийством, преступные действия подсудимого были прекращены помимо его воли и по независящим от него обстоятельствам. Смерть потерпевшего не наступила в результате оказания ему своевременной медицинской помощи.

Судом не установлено никаких объективных оснований для оговора подсудимого потерпевшим, поскольку между ними не было неприязненных отношений, что подтвердил в судебном заседании потерпевший, они вместе проживали, совместно распивали спиртные напитки, следовательно, Н. не был заинтересован в оговоре М. в том, что тот не совершал.

У подсудимого не было никаких оснований опасаться за свою жизнь и защищаться от потерпевшего, поскольку никаких опасных для его жизни и здоровья действий потерпевший не совершал, подсудимый первым начал конфликт, побежал за потерпевшим с колюще-режущим предметом, угрожая ему убийством, что следует из показаний Н., которым суд доверяет.

Вместе с тем суд отмечает, что М. в ходе предварительного следствия, будучи допрошенным с переводчиком и адвокатом, давал противоречивые показания, по-разному описывая существенные для дела обстоятельства и детали.

Суд не принимает во внимание показания свидетеля защиты У. о том, что в ходе празднования Нового года между подсудимым и потерпевшим произошел конфликт, инициатором которого был потерпевший, через какое-то время он, подсудимый и потерпевший были в подвале, распивали спиртное, между подсудимым и потерпевшим завязался словесный конфликт, ему неизвестно, кто начал конфликт, потерпевший вызвал подсудимого на улицу разобраться, они тоже хотели вмешаться, но потерпевший закрыл дверь, сказав, что с подсудимым у него свои расчеты, через 30 минут они вышли на улицу, где никого не было, на следующий день ему стало известно, что потерпевший попал в больницу. События во время празднования Нового года не относятся к инкриминируемому подсудимому преступлению.

Кроме того, по обстоятельствам нанесения подсудимым потерпевшему повреждений указанный свидетель ничего не пояснил, так как не видел этих событий, знает только о наличии между подсудимым и потерпевшим конфликта в подвале, что не отрицают ни подсудимый, ни потерпевший, при этом точную дату нахождения в подвале назвать не может, кто начал конфликт, ему также неизвестно. Более того, показания свидетеля защиты У. даже по этим обстоятельствам расходятся с показаниями потерпевшего, которому суд доверяет, поскольку его показания последовательны и логичны, в суде он подтвердил свои показания на следствии полностью, показания потерпевшего подтверждаются совокупностью вышеизложенных доказательств по делу. При этом из показаний свидетеля защиты У. не следует, что действия потерпевшего были опасны для подсудимого, что подсудимому нужно было защищаться от потерпевшего, что подсудимый защищался от опасных действий потерпевшего.

Суд также не принимает во внимание показания свидетеля защиты Л. о том, что примерно 15-16 февраля 2014 года в 23 часа 10 минут подсудимый приехал к нему на такси, был в крови, под глазом синяк, хромал, остался у него ночевать, ушел на следующий день, сказал, что подрался с другом, на его вопрос о том, какой друг, подсудимый ответил, что он его не знает. По обстоятельствам инкриминируемого подсудимому деяния указанному свидетелю ничего неизвестно. Факт наличия повреждений у подсудимого в ходе конфликта с потерпевшим не отрицает и сам потерпевший, это обстоятельство также следует и из материалов уголовного дела.

Находя вышеописанное обвинение доказанным полностью, суд квалифицирует действия подсудимого М. по ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ, поскольку он, при описанных в приговоре обстоятельствах, совершил покушение на убийство, то есть умышленные действия, непосредственно направленные на умышленное причинение смерти другому человеку, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

При назначении наказания подсудимому суд учитывает характер и степень общественной опасности им содеянного, а также данные о его личности.

М. ранее не судим, к уголовной и административной ответственности не привлекался, по месту жительства компрометирующих материалов в отношении него не имеется, характеризуется положительно, по месту работы не охарактеризован ввиду отсутствия такового, в содеянном раскаялся, содеянное им относится к особо тяжкому преступлению. Наличие у подсудимого двоих малолетних детей суд в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ признает обстоятельством, смягчающим наказание. Также суд в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ признает обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимому, наличие у него инвалидности 3 группы, онкологического заболевания и заболевания глаз. Кроме того, суд в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ признает обстоятельством, смягчающим наказание подсудимому, его явку с повинной.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимому, судом не установлено.

С учетом всего вышеизложенного, принимая во внимание данные о личности подсудимого, общественную опасность и конкретные обстоятельства им содеянного, а также обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца, мнение потерпевшего, не настаивавшего на строгом наказании подсудимого и просившего не лишать его свободы, суд считает, что исправление подсудимого невозможно без изоляции от общества и назначает ему наказание в виде реального лишения свободы с учетом требований ч. 1 ст. 62, ч. 3 ст. 66 УК РФ, не назначая ему при этом дополнительное наказание в виде ограничения свободы, поскольку он ранее не судим, в содеянном раскаялся, а также с учетом смягчающих обстоятельств.

В ходе предварительного следствия М. была проведена амбулаторная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, по заключению которой он хроническим психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики не страдает, обнаруживает эмоционально неустойчивое расстройство личности. В период инкриминируемого ему деяния М. каким-либо временным психическим расстройством либо иным болезненным состоянием психики не страдал, мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

По своему психическому состоянию в настоящее время М. может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера, предусмотренных ст. ст. 97, 99 УК РФ, М. не нуждается. Заболевания, указанные в медицинской документации, представленной защитой, не оказали влияния на психическое состояние М. У М. не выявляется таких индивидуально-психологических особенностей, которые могли оказать существенное влияние на его сознание и поведение в исследуемой ситуации. Каких-либо выраженных нарушений психологического состояния М. в исследуемой ситуации не выявляется.

Суд соглашается с выводами комиссии врачей, считая их обоснованными, а М. вменяемым в отношении совершенного им преступления.

Гражданский иск Таганского межрайонного прокурора г. Москвы о взыскании с подсудимого стоимости оказанных потерпевшему Н. медицинских услуг за счет бюджетных средств г. Москвы в размере 219.945 рублей подлежит удовлетворению в полном объеме с учетом доказанности вины подсудимого М. в совершении покушения на убийство потерпевшего Н. Понесенные расходы Московским городским бюджетом в размере 219.945 руб. 00 коп. в связи со стационарным лечением потерпевшего Н. в НИИ СП им. Н.В.Склифосовского подтверждаются справкой, имеющейся в деле. В связи с чем с подсудимого М. подлежит взысканию в пользу Департамента здравоохранения г. Москвы сумма в размере 219.945 руб. 00 коп. в счет возмещения Московскому городскому бюджету средств, затраченных на стационарное лечение потерпевшего. Суд полагает необходимым разрешить судьбу вещественного доказательства.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд приговорил:

Признать М. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 105 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 6 (шесть) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания осужденному М. исчислять с зачетом предварительного содержания под стражей со дня его задержания.

Меру пресечения М. до вступления приговора в законную силу в виде заключения под стражей оставить без изменения. Гражданский иск Таганского межрайонного прокурора г. Москвы удовлетворить полностью.

Взыскать с осужденного М. в пользу Департамента здравоохранения г. Москвы сумму в размере 219.945 рублей 00 копеек в счет возмещения средств, затраченных на лечение потерпевшего Н.

Вещественное доказательство: смыв вещества бурого цвета, изъятый в ходе осмотра места происшествия, хранящийся в камере хранения СО по Таганскому району СУ по ЦАО ГСУ СК России по г.Москве, - по вступлении приговора в законную силу уничтожить.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. При этом осужденный вправе в течение 10 суток со дня вручения ему копии приговора либо со дня вручения ему копии апелляционного представления или апелляционной жалобы, затрагивающей его интересы, ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, указав об этом в своей апелляционной жалобе либо направив в суд соответствующее ходатайство.

Судебная практика уголовных дел московских судов;

Убийство в ходе ссоры;

Убийство и кража в крупном размере;

Убийство из неприязненных отношений и кража;

Вред здоровью средней тяжести без хулиганства;

Убийство из ревности;

Покушение на убийство переквалифицировано на тяжкий вред здоровью;

Убийство на почве личных неприязненных отношений;

Убийство в ходе семейной ссоры;

Покушение на убийство на почве личных неприязненных отношений;

Убийство в квартире;

Покушение на убийство и хранение оружия;

Покушение на убийство малолетнего;

Убийство или покушение на убийство;

Покушение на убийство или тяжкий вред здоровью;

Судебная практика московских судов по хищениям;

Убийство на почве ревности;

Практика уголовных дел;

Уголовные дела;

Адвокат по уголовным делам Москва. Защита по уголовным делам в Москве.

ОМВД г. Москвы;

Рейтинг@Mail.ru