Cудебная практика московских судов по преступлениям против личности

Адвокат по уголовным делам: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Убийство и кража в крупном размере.

Таганский районный суд г. Москвы, с участием государственного обвинителя Таганской межрайонной прокуратуры г. Москвы, подсудимого З., защитника - адвоката С., а также потерпевших М., М. и адвоката - защитника потерпевших Ш., рассмотрев материалы уголовного дела в отношении З., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, установил:

З. совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

Так, он 21.08. в период времени с 10 часов 00 минут по 11 часов 00 минут, точное время не установлено, находясь в квартире № по адресу: г. Москва, Николоямский переулок, д. 3 А, корп. 4, на почве личных неприязненных отношений, возникших после ссоры с ранее ему знакомой О., имея умысел на убийство последней, нанес ей неустановленным тупым твердым предметом с ограниченной контактирующей поверхностью прямоугольной формы размерами около 24-8-10 мм, имеющим плоские выступающие части шириной около 5-6 мм, расстояние между которыми около 10 мм и имеющим в своем составе или на своей поверхности повышенное содержание бария и стронция, не менее семи ударов в голову и шею, чем причинил О. согласно заключению эксперта № от следующие телесные повреждения: многооскольчатые переломы костей лицевого черепа, вдавлено-дырчатые переломы костей свода и многооскольчатые переломы костей основания черепа, разрушение левой височной и лобных долей, множественные ушиблено-рваные раны и ссадины лица, ушибленные раны волосистой части головы, многооскольчатый перелом 7-го шейного позвонка, ссадины и ушиблено-рваные раны передней поверхности шеи, которые повлекли за собой тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. От сочетанной травмы, включающей в себя открытую черепно-мозговую травму с разрушением ткани головного мозга и множественными переломами мозгового и лицевого черепа и перелом позвонка шейного отдела позвоночника, О. скончалась, аЗ., взяв с собой личные вещи погибшей, с места происшествия скрылся.

З. также совершил кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, в крупном размере.

Так, он 21.08. в период времени с 10 часов 00 минут по 11 часов 00 минут, точное время не установлено, находясь в квартире № по адресу: г. Москва, Николоямский переулок, д. 3 А, корп. 4, совершил убийство О., то есть умышленное причинение смерти другому человеку. После чего у З. возник умысел, направленный на тайное хищение чужого имущества. З., полагая, что за ним никто не наблюдает, и его действия тайны для окружающих, 21.08. в период времени с 10 часов 00 минут по 11 часов 00 минут, точное время не установлено, похитил из квартиры по вышеуказанному адресу мобильный телефон «IPhone 4S» стоимостью 20 000 рублей и денежные средства в сумме 180 000 рублей, принадлежащие О., а также ноутбук «Packard Bell EASYNOTE LV44HC-B96» стоимостью 18 999 рублей, ноутбук «TOSHIBA P300/P300D» стоимостью 30 000 рублей, компьютерную мышь стоимостью 1 399 рублей, лаковый красный кошелек стоимостью 2 500 рублей и денежные средства в сумме 7 000 рублей, принадлежащие М., что для М. является значительным ущербом, а всего имущества на общую сумму 259 898 рублей, что является крупным размером. После чего З. с похищенными вещами скрылся, причинив, таким образом, М. значительный материальный ущерб на сумму 200 000 рублей, а М.значительный материальный ущерб на сумму 59 898 рублей.

Подсудимый З. виновным себя в совершении убийства О. признал частично, в совершении кражи предметов и денежных средств из квартиры О. не признал.

З. показал, что с сентября 2003 года они с О. проживали совместно в г. Москве на съемной квартире. Отношения между ними были хорошие. С 2009 года их отношения стали портиться, поскольку она не ночевала дома, у нее появился молодой человек. После его попыток выяснить с ней отношения, О. ушла от него на съемную квартиру, и с 26 октября 2011 года они с ней вместе не проживали. У него возникли отношения с Вероникой, которые продлились до января . При этом они с О. также перезванивались, он просил ее вернуться к нему, но она отказывалась. В июле О. сообщила, что срок аренды съемной квартиры закачивается, он предложил ей переехать к нему, так как надеялся на восстановление с ней отношений, на что она согласилась. В октябре он вновь обнаружил, что О. ему изменяет, стал выяснять с ней отношения, после чего она ушла от него, и с декабря они совместно с ней не проживали. В марте О. сообщила, что улетает в США, а в апреле он узнал, что она вышла замуж. После этого они созванивались и списывались примерно раз в месяц. Примерно в июле в ходе их общения она ему сказала, что ее не устраивает жизнь в США, и она собирается возвращаться в Москву примерно в 10-х числах августа . Он обрадовался данной вести, так как рассчитывал встретиться с ней и попытаться вернуть ее. Он предложил встретить ее в аэропорту, на что она согласилась, однако в день ее прилета он был занят на работе, и встретить ее у него не получилось. 13.08. вечером он приехал к ее дому, где она проживала у сестры, они встретились и пошли прогуляться по улице. Во время прогулки они разговаривали о том, как у каждого складывается жизнь. После этого он проводил ее до дома и сам уехал домой. 16.08. О. целый день занималась переездом, ее сестра съезжала с квартиры, и они переезжали в Таганский район также на съемную квартиру. Вечером они с ней встретились в парке Горького, гуляли и разговаривали на различные темы, после чего поехали кататься на теплоходе, затем попрощались в метро и разъехались по домам. Утром 17.08. он позвонил ей и предложил снова встретиться, на что она согласилась и сказала, что в 16.00 должна встретиться с подружками. Он приехал к ней примерно в 15:15, адрес он знал, так как она ему сказала его после того, как они переехали туда. По дороге к ней он купил цветы.

Поднявшись в квартиру, он подождал, пока она соберётся, после чего отвез ее в кафе «Старики» в районе Лубянки, а сам уехал домой. Вечером он снова позвонил ей и предложил встретиться, на что она сказала ему, чтобы он подъезжал на «Таганку», и они где-нибудь посидят. Примерно в 22:00 он приехал в Таганский район, и они встретились в кафе «Мир суши», О. при этом была со своей подругой Журавлевой. Некоторое время они посидели в указанном кафе, разговаривали на различные темы, после чего он проводил ее и Журавлеву до подъезда дома и уехал домой. На следующий день 18.08. утром он снова созвонился с О., и они договорились с ней встретиться и провести время вместе. Примерно в 12:00 он приехал к ней, но она уехала в «Атриум», а в квартире осталась ее сестра, и приехали рабочие собирать диван. Он поехал также в «Атриум», где они встретились с О., а затем вместе поехали в парк «Царицыно». Погуляв в «Царицыно», он отвез ее, а сам уехал к себе домой. 19.08. он звонил О., однако она не отвечала на его звонки, тогда он позвонил Журавлевой с целью узнать, где О., на что та ему сказала, что О. встречается с подругами, у нее выключен телефон. Вечером О. вышла на связь и написала, что у нее все хорошо, она ложится спать. На следующий день 20.08. утром он позвонил О. и предложил встретиться, на что она пояснила, что вечером идет со своей сестрой на фитнес и после этого можно созвониться и обговорить место встречи. Вечером она позвонила ему, однако он написал ей смс - сообщение, что сегодня встретиться не получится, так как он устал после работы, и было уже поздно, и предложил ей созвониться на следующий день и договориться о встрече. 21.08. он проснулся примерно в 7:00, позвонил на работу и сообщил, что задержится и приедет во второй половине дня.

Примерно в 08:30 он оделся, вышел из дома, сел в машину и поехал к О., так как соскучился, хотел встретиться с ней и пригласить куда-либо на завтрак, обсудить их будущее. Примерно в 10:00 он приехал в Таганский район, припарковал машину. Переулками он дошел до ее дома по адресу: город Москва, Николоямский переулок, дом 3А, корпус 4. При этом у него с собой также была сумка черного цвета. Поднявшись на 4-ый этаж и подойдя к квартире №, где она проживала, он позвонил в дверь, О. открыла ему. Он сказал, что решил сделать ей сюрприз, она удивилась, впустила его в квартиру, после чего он прошел в комнату, О. передала ему два ноутбука, так как ранее, когда они гуляли с ней в «Царицыно», она говорила, что с ними какие-то проблемы и просила его посмотреть их и при необходимости починить. Данные ноутбуки он положил в сумку, после чего сказал ей, что у него есть к ней разговор касательно их будущего. Он предлагал ей никуда не уезжать, остаться в Москве, вернуть их прежние отношения, так как любит ее и не хочет, чтобы она уезжала. В доказательство своих чувств он предложил ей оформить квартиру в п. Павлино на нее, говорил, что готов простить ей все и закрыть глаза на ее неверность, однако в ответ на его речь о своих чувствах к ней она сказала ему, что между ними все закончено, будущего у них нет, и ему давно пора начать новую жизнь. Они общались в коридоре. О. развернулась и стала уходить после сказанного.

В этот момент у него возникло чувство горечи и обиды на нее за то, что он подарил ей 10 лет своей жизни, был готов ради нее на все, закрывал глаза на все ее выходки и измены и в очередной раз, когда он предложил ей свою руку и сердце, восстановление их прежних отношений, а также ключи от квартиры, и получил отказ. Она продолжала уходить в комнату. Он был возмущен происходящим, его негодованию не было предела. Он перестал себя контролировать, схватил первое, что попалось ему под руку, а именно: строительный молоток, набросился на нее и нанес ей удар данным молотком в затылочную область головы. После данного удара она упала на пол, а он продолжил наносить ей удары в область головы и шеи данным молотком. Сколько ударов он нанес и куда именно, он не помнит. Удары наносил машинально. После того как он увидел лужу крови и изуродованное тело, он, испугавшись, остановился, и направился в ванную комнату. В ванной он помыл руки от крови, умылся, а также вымыл молоток, которым наносил удары. Затем он еще некоторое время побыл в квартире, затем в коридоре он взял свою сумку с ноутбуками и вышел из квартиры. При этом молоток, которым он наносил удары, он также положил в сумку. Выйдя из квартиры, он захлопнул за собой дверь и побежал вниз по лестнице. Спустившись вниз, выйдя из подъезда, он отправился в сторону своей машины, при этом он продолжал находиться в шоковом состоянии.

Подойдя через некоторое время к своей машине, он открыл багажник, положил туда сумку, а затем снял с себя пиджак и бейсболку и также положил их в багажник. После чего он сел в машину и поехал в сторону дома. Подъехав к своему дому, он остановился возле контейнера со строительным мусором и, открыв багажник, выбросил в данный контейнер сумку с ноутбуками и молотком, а также пиджак и бейсболку, после чего пошел домой. Дома он умылся, переоделся. Через некоторое время он вышел из дома, сел в машину и поехал в квартиру в п. Павлино, чтобы все понять, где посидел, затем уехал оттуда домой, купив продукты, и лег спать. Примерно в 00:00 он проснулся от того, что в квартиру постучали, он открыл дверь, и в квартиру вошли сотрудники полиции, которые задержали его. Умысла на причинение смерти О. он не имел, в содеянном раскаивается. Мобильный телефон, денежные средства, кошелек, компьютерную мышь он не брал из квартиры и не видел, где это все находилось в квартире. Гражданский иск потерпевших в части компенсации морального вреда он признает в размере 1 млн. рублей, в части возмещения материального ущерба гражданский иск он не признает.

Виновность подсудимого З. подтверждается следующими доказательствами:

показаниями потерпевшего М. в судебном заседании о том, что О. является его дочерью. В г. Мурманске О. на работе познакомилась с З., с которым она начала жить в гражданском браке. Его дочь О. вместе с З. уехала в г. Москву, где они продолжили вместе жить и работать. Они поначалу снимали квартиру, а через некоторое время приобрели квартиру в г. Котельники Московской области. У О. и З. отношения испортились, и О. ушла от З. к сестре М., которая также проживала в г. Москве. его дочь официально оформила свои отношения с Оксюковским, который живет в Хьюстоне, и улетела с ним в США. его дочь прилетела в Москву для прохождения медицинского обследования, а также хотела решить вопрос с квартирой, которую они приобрели с З. в Балашихинском районе Московской области. он по «Скайпу» общался с дочерью О., которая сообщила ему о том, что ей постоянно звонит З. и просит ее вернутся, а также сказал ей, что устроит сюрприз, на что она сказала, что у нее есть муж и другие планы. Свою дочь О. может охарактеризовать как добрую, отзывчивую и любящую девушку. За время совместного проживания его дочери О. и З. они с супругой оказывали им финансовую помощь на приобретение собственного жилья, но право собственности на квартиру в г. Котельники Московской области было оформлено наЗ. Он поддерживает гражданский иск в уточненной редакции о взыскании с З. в счет компенсации морального вреда суммы в размере 3 млн. рублей, а также в счет возмещения причиненного им материального ущерба суммы в размере 259.898 рублей и судебных издержек в размере 110.000 рублей и 160.000 рублей, потраченных на заключения специалистов и юридическую помощь адвоката;

показаниями потерпевшей М. в судебном заседании о том, что ее родная сестра О. жила гражданским браком с З. в г. Москве на съемной квартире, а затем они переехали в приобретенную З. в собственность квартиру по адресу: г. Москва, Николоямский переулок, д. 3 А, корп. 4. Поначалу у них были хорошие отношения. Потом у З. года появилась девушка, и отношения между ними испортились. Через некоторое время З. расстался с этой девушкой и в их отношения вроде бы все наладилось. Примерно весной-летом ей стало известно, что у З. снова появилась девушка по имени Вероника. О. знала о ее существовании, однако уйти от него не могла, так как он не отпускал ее. Примерно в ноябре их отношения накалились, и они расстались. О. стала проживать на съемной квартире, а он проживал совместно с Вероникой в своей квартире. Также примерно в конце года З. приобрел в собственность вторую квартиру по адресу: МО, г. Балашиха, пос. Павлино. Примерно с конца года , так как у О. были проблемы с жильем, она переехала в данную квартиру. При этом после расставания с З. они поддерживали дружеские отношения.

Примерно в начале октября О. познакомилась со своим нынешним мужем Оксюковским, и уже в январе они официально оформили свои отношения. Оксюковский постоянно жил и работал на территории Соединенных Штатов Америки в г. Хьюстоне. После заключения брака в марте О. улетела вместе с мужем в США и проживала там вместе с ним. В апреле З. узнал о том, что О. вышла замуж и переехала в США. После этого он писал ей и хотел приехать к ней в Хьюстон, чтобы о чем-то поговорить. Однако О. отказалась с ним встречаться. После этого он также периодически писал ей, говорил, что ему одиноко, и он хотел бы с ней увидеться. Примерно в июне-июле О. сообщила ей, что собирается приехать в Москву на медицинское обследование. При этом она также сказала о своем приезде З.у, который хотел встретить ее в аэропорту, однако у него это не получилось. С она со своей подругой Васиной стала снимать квартиру по адресу: г. Москва, Николоямский переулок, д. 3 А, корп. 4, и в этот же день О. прилетела в Москву. С по день ее гибели О. неоднократно встречалась с З., первый раз после прилета они встретились примерно 13 или . Со слов сестры ей известно, что они просто прогуливались по району 1,5-2 часа,З. рассказывал ей про свою жизнь, говорил, что сожалеет, что все так получилось в их жизни, что у них нет детей, ему ее не хватает. Ей также известно, что З. с О. переписывался и говорил, что у него для нее есть сюрприз. Второй раз после ее прилета они встретились года. После встречи О. ей рассказывала, что они катались на теплоходе, З. подарил ей цветы, во время встречи они общались о происходящих у них в жизни событиях, З. снова ей говорил, что ему одиноко, и он хочет, чтобы она вернулась к нему, у него никак не ладится в личной жизни. сестра встречалась со своими подругами Журавлевой и Людмилой.

В тот вечер З. снова стал ей писать и предлагал встретиться, на что она согласилась. О. с Римой приехали в г. Москва, Николоямский переулок, д. 3 А, корп. 4 и встретились с З. в суши-баре. После З.проводил их домой, Журавлева в тот день осталась ночевать у них. примерно днем З. снова звонил О. и предложил ей вечером встретиться, она сказала, что вечером, возможно, пойдет с ним на встречу. Из фитнес-клуба они с ней вышли примерно в 21 час 20 минут. Она позвонила З.у, однако он не поднял трубку, после чего через некоторое время он перезвонил ей и сказал, что сегодня у них встретиться не получиться. примерно в 07 часов 00 минут она ушла на работу, дома оставалась О. и Васина. Находясь на работе, примерно в 10 часов 20 минут она позвонила сестре, однако ее телефон был недоступен. Тогда она направила ей сообщение, однако оно также не было доставлено. После этого она звонила ей с периодичностью примерно в 30 минут, но так и не смогла дозвониться. Закончив работу примерно в 17 часов 00 минут, она поехала домой.

Приехав домой, примерно в 18 часов 05 минут она подошла к входной двери в квартиру и вставила свой ключ в замочную скважину. Когда она стала открывать входную дверь в квартиру, то удивилась, что дверь открылась с полоборота ключа. Это означало, что дверь не была закрыта на замок, а была просто захлопнута и сработала щеколда, при этом в квартиру все равно без ключа попасть было невозможно. Открыв входную дверь, она прошла в квартиру и в большой комнате на полу обнаружила тело своей сестры без признаков жизни, вокруг были разбросаны вещи. Она быстро осмотрелась в квартире и сразу же обнаружила пропажу двух ноутбуков с компьютерной мышью стоимостью 1.399 рублей, которые стояли на видном месте и принадлежали ей, стоимостью 18.999 рублей и 30.000 рублей. Ноутбуки были исправны. На полу валялась сумка сестры, из которой были похищены деньги 180.000 рублей, которые ей дал муж. Также пропал мобильный телефон сестры стоимостью 20.000 рублей. Был похищен принадлежащий ей красный кошелек стоимостью 2.500 рублей с находившимися в нем деньгами в размере 7.000 рублей, лежавший в комоде. Увидев это, она сразу же выбежала из квартиры и побежала вниз к консьержу, от которого вызвала скорую помощь и сотрудников полиции.

В подъезде установлены камеры наружного видеонаблюдения и их изображения выводятся на экран монитора у консьержа. Находясь в комнате у консьержа, она просматривала вместе с ней видеозапись за и увидела, что З. заходит к ним в подъезд примерно в 10 часов 20 минут и выходит из него примерно в 10 часов 40 минут с большим черным пакетом. На данной видеозаписи она с полной уверенностью опознала З. по телосложению, походке и чертам лица. Никакого молотка у них в квартире на момент трагедии не было. Она поддерживает гражданский иск в уточненной редакции о взыскании с З. в счет компенсации морального вреда суммы в размере 3 млн. рублей, а также в счет возмещения причиненного им материального ущерба суммы в размере 259.898 рублей и судебных издержек в размере 110.000 рублей и 160.000 рублей, потраченных на заключения специалистов и юридическую помощь адвоката;

показаниями свидетелей В. в ходе следствия, оглашенными в судебном заседании с согласия сторон, Ж. и М. в судебном заседании, которые по существу аналогичны вышеприведенным показаниям потерпевшей М.и друг другу, а также вышеприведенным показаниям потерпевшего М.;

показаниями свидетеля О. в ходе следствия, оглашенными в судебном заседании с согласия сторон, из которых усматривается, что О. Ирина являлась ему законной супругой. Они познакомились года. После этого они с ней стали общаться, у них возникла друг к другу взаимная симпатия. Они вступили в брак, после чего уехали в США. На третий день знакомства с Ириной ему с ее номера от имени З. пришло сообщение, в котором он сообщал, что является ее молодым человеком, и хочет его предупредить, что Ирина коварная девушка, не советовал бы ему общаться с ней. На это он ему ничего не ответил, а на следующий день Ирина позвонила ему вся в слезах, извинилась и попросила о встрече.

Они встретились с ней, и она рассказала ему о своей жизни до встречи с ним и взаимоотношениях с З. После этого З.продолжал общение с Ириной по переписке, спрашивал, как у нее дела, как складывается ее жизнь. Ирина показывала ему их переписку, из которой он понял, что З. не отпускает Ирину, пишет ей, чтобы она вернулась к нему. Ирина отвечала ему, что не нужно ей писать и поддерживать с ней общение, предлагала ему наладить свою личную жизнь и забыть о ней, однако он все равно продолжал ей писать. Когда они с Ириной куда-либо ездили на отдых, З. каким-то образом узнавал об этом, и это для него было поводом написать Ирине и спросить, как они провели время. Он заметил, что З. следит за Ириной, за тем как у нее складывается жизнь и отношения с ним.

Он с З. лично никогда не общался и не переписывался. Ирина ему рассказывала, что за время проживания с З. он занимался только работой, у него не было друзей. При этом он был собственником, иногда, если что-нибудь было не так, как он хочет, он проявлял агрессию, бил посуду, хватал ее за руки, также мог уехать куда-либо и несколько дней не появляться дома. В последнее время их общения у него появилась другая девушка, которую он приводил домой в присутствии Ирины. Хотя их отношения закончились, они продолжали проживать вместе, так как у Ирины было трудное финансовой положение и не было возможности снимать жилье. Ему известно, что за время совместного проживания Ирины с З. тот приобрел две квартиры в Московской области, при этом на приобретение одной из них финансовую помощь также оказывали родители Ирины, однако З. оформил их в свою собственность.

Последнее время Ирина общалась с З. только по поводу данных квартир, так как хотела, чтобы одну из них он переписал на нее в связи с тем, что она была приобретена совместными накоплениями. Однако З. на это ей ничего не отвечал, говорил только, чтобы она возвращалась в Россию и проживала в данной квартире, если она того хочет. Ирина улетела в Москву для прохождения медицинского обследования. Во время ее нахождения в Москве она остановилась у своей родной сестры М. на съемной квартире. Перед отлетом он передал Ирине около 8000 долларов США для оплаты обследования, а также он сам в сентябре должен был прилететь в Москву. Они с ней переписывались и общались каждый день, последний раз он общался с Ириной по телефону вечером года, она ему сказала, что дома и уже собирается спать. Примерно в 19 часов 30 минут по Московскому времени ему позвонила М. и сообщила о гибели Ирины. За время нахождения Ирины в Москве с про З. и их общение она ему ничего не рассказывала;

показаниями свидетеля Д. в ходе следствия, оглашенными в судебном заседании с согласия сторон, из которых усматривается, что З. приходится ему двоюродным братом по линии матери. З. приехал в Москву примерно и поступил в магистратуру РГУНГ им. Губкина. Через некоторое время З. устроился на хорошую работу и привез из Мурманска в Москву свою девушку М. После этого они проживали вместе сначала на съемных квартирах, а затем З. приобрел собственное жилье в г. Котельники Московской области. Насколько ему известно, отношения у З. и М. были хорошими, жили они дружно. М. была хорошей, милой девушкой. Поначалу, когда они переехали в Москву, они общались довольно таки часто, а последнее время он с З. практически не общался, так как он постоянно был занят на работе. З. может охарактеризовать как выдержанного, уравновешенного, ответственного во всех отношениях человека. Он много работал и всегда добивался того, чего хотел.

Насколько ему известно, отношения З. и М. испортились по причине того, что М. изменила ему. З. очень сильно любил Ирину, вообще он был однолюбом и никогда не изменял ей. После того, как их отношения прекратились, З.также нашел себе девушку по имени Вероника с которой стал проживать совместно. По прошествии некоторого времени З. заключил договор участия в долевом строительстве на квартиру в Балашихинском районе Московской области, которую, несмотря на то, что они с Ириной расстались, он хотел подарить ей. После расставания Ирина нашла себе другого мужчину, который постоянно проживал в США, за которого в начале она вышла замуж и уехала вместе с ним в США. Когда они общались по этому поводу с З., он сказал ему, что с Ириной они расстались окончательно и общение не поддерживают. Последний раз он общался с З. примерно за три месяца до его задержания, про Ирину они с ним не разговаривали. Также он поддерживает дружеские отношения с сестрой Ирины М., которой помогал с поиском жилья, квартиру на Николоямском переулке, где они проживали последнее время, нашел им он, до этого в ней проживала его подруга, которая уехала в США.

О том, что Ирина прилетела в Москву, ему известно не было. примерно в 19 часов 30 минут он проезжал по набережной возле Николоямского переулка, где проживала М., и решил заехать в магазин «Азбука Вкуса», расположенный возле их дома, за продуктами. Подъехав к магазину, он увидел, что возле подъезда большое скопление людей и сотрудников полиции, а также припаркованы полицейские машины и машина скорой помощи. Тогда он позвонил М. и спросил у нее, что случилось, на что она ему сказала, что ее сестру М. убили у них в квартире. После чего он поспешил к подъезду, где встретился с М. и оперативными сотрудниками, которые предложили ему проследовать вместе с ними в квартиру З. для его задержания и участия в производстве обыска в квартире, на что он согласился. При задержании З. вел себя спокойно, сопротивления не оказывал. Со стороны сотрудников полиции также какого-либо физического и психологического воздействия на него не оказывалось;

показаниями свидетеля З. в судебном заседании о том, что З. является ее сыном. После того, как сын закончил университет в г. Мурманске, ему предложили учиться в г. Москве в институте, он согласился и уехал туда учиться. З. добрый, отзывчивый, воспитанный человек. Агрессию он никогда не проявлял, не дрался, учился. Странностей в его поведении никогда не было, у врачей нарколога и психиатра не наблюдался. Сын стал встречаться с М. Ириной, и примерно тогда же они вместе уехали в г. Москву. Между сыном и Ириной были напряженные отношения, Ирина часто уходила из дома, а потом ушла на съемную квартиру. Сын ей сказал, что у нее другой мужчина. Когда Ирина ушла от сына, то у него была другая девушка Вероника. Она приезжала к ним раз в год на 5 дней. Подробности их жизни она не знает, сын ей рассказывал по телефону о своей жизни. Ирина вернулась обратно, но потом опять уехала. Сын сказал ей, что у Ирины другой мужчина. Потом она узнала, что Ирина вышла замуж. Сын относился к Ирине хорошо, а она его не уважала, обманывала;

показаниями свидетеля защиты Д. в судебном заседании о том, что З. является ей племянником. По приглашению он приехал в г. Москву учиться, снял квартиру, работал, потом к нему приехала Ирина. З. и Ирина жили вместе. Он относился к ней трепетно, опекал ее. Ирина говорила в его адрес оскорбительные слова. З. ей как-то позвонил и сказал, что Ира его обманывает, встречается давно с другим человеком, они поссорились, она ушла на квартиру. Потом Ирина вернулась, но встречалась с другим человеком. З. никогда не был конфликтным, не дрался, был всегда чем-то полезным занят. Когда З. не проживал вместе с Ириной, то у него была девушка Вероника. При этом в квартире было убрано и приготовлена еда. В мае З. жил один в квартире. После трагедии она узнала, что Ирина приехала в г. Москву, они с З. общались;

протоколом осмотра в присутствии понятых места происшествия квартиры №, расположенной по адресу: г. Москва, Николоямский переулок, д. 3 А, корп. 4, где был обнаружен труп О., а также следы вещества бурого цвета, в том числе в ванной комнате, следы обуви, следы рук;

заключением судебно-медицинской экспертизы трупа О., из выводов которого следует, что при судебно медицинском исследовании трупа установлены следующие повреждения: многооскольчатые переломы костей лицевого черепа, вдавлено-дырчатые переломы костей свода и многооскольчатые переломы костей основания черепа, разрушение левой височной и лобных долей, множественные ушиблено-рваные раны и ссадины лица, ушибленные раны волосистой части головы, многооскольчатый перелом 7-го шейного позвонка, ссадины и ушиблено-рваные раны передней поверхности шеи. Установленные повреждения прижизненные, что подтверждается обширными кровоизлияниями в области повреждений и результатами гистологического исследования.

От момента причинения повреждений до момента смерти прошло не более 1,5-3 часов. Учитывая прямоугольную форму вдавленных переломов свода черепа, форму ссадин и кожных ран, а также учитывая результаты медико-криминалистического исследования и спектрального анализа, можно судить о том, что повреждения были причинены тупым твердым предметом с ограниченной контактирующей поверхностью прямоугольной формы размерами около 24-8-10 мм, имеющим плоские выступающие части шириной около 5-6 мм, расстояние между которыми около 10 мм и имеющим в своем составе или на своей поверхности повышенное содержание бария и стронция. Установить последовательность причинения повреждений экспертным путем не представляется возможным ввиду тяжести полученных травм в области головы (открытая черепно-мозговая травма) и шеи (многооскольчатый перелом 7-го шейного позвонка) и может быть установлена следственным путем.

Способность потерпевшей совершать какие-либо активные самостоятельные действия маловероятна по причине разрушения ткани головного мозга (при условии, что повреждения в области головы были причинены первыми). Повреждения в области головы и шеи влекут за собой тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и находятся в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти.

Смерть О. наступила от сочетанной травмы, включающей в себя открытую черепно-мозговую травму с разрушением ткани головного мозга и множественными переломами мозгового и лицевого черепа и перелом позвонка шейного отдела позвоночника. Учитывая характер установленных повреждений, полностью исключается возможность причинения их рукой потерпевшей. При общем судебно-химическом исследовании крови, мочи и внутренних органов от трупа каких-либо наркотических, лекарственных и сильнодействующих веществ не обнаружено. При судебно-химическом исследовании крови и мочи от трупа этиловый спирт не обнаружен;

документами о стоимости ноутбука «Packard Bell EASYNOTE LV44HC-B96» в размере 18 999 рублей, компьютерной мыши в размере 1 399 рублей;

протоколом осмотра в присутствии понятых детализации вызовов с мобильного телефона О., из которого следует, что с 11.08. по 20.08. на мобильный номер телефона О. неоднократно поступают звонки и смс-сообщения с мобильного номера телефона, принадлежащего З.;

вещественным доказательством, коим признана детализация абонентского номера, находившегося в пользовании О., хранящаяся в уголовном деле;

протоколом выемки в присутствии понятых одежды З., а именно: кофты красного цвета и джинсовых брюк темно-синего цвета;

протоколом выемки в присутствии понятых видеорегистратора с жестким диском камер видеонаблюдения, установленных в подъезде дома 3А корп.4 по Николоямскому пер. г. Москвы;

протоколом осмотра в присутствии понятых видеорегистратора, изъятого по адресу: г. Москва, Николоямский пер., д. 3 А корп. 4, в котором имеется запись за период 21.08. с 10.19.00 по 10.44.00;

протоколом осмотра в присутствии понятых DVD+R диска с видеозаписью с камер наружного и внутреннего видеонаблюдения по адресу: г. Москва, Николоямский пер., д. 3 А корп. 4 с фототаблицей, из которых следует, что в период с 17.08. по 18.08. З. и О. общаются, З. посещает место проживания О.; 21.08. в 10:19 З. с сумкой черного цвета заходит в подъезд дома, где проживает О., а в 10:42 З. покидает дом О. с той же сумкой, но более объемной, чем в момент его входа в подъезд;

вещественным доказательством, коим признан DVD+R диск с видеозаписью с камер наружного и внутреннего видеонаблюдения по адресу: г. Москва, Николоямский пер., д.3А корп.4, хранящийся в камере хранения СО по Таганскому району СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве;

протоколом выемки в присутствии понятых видеозаписи с камер наружного видеонаблюдения, расположенных в магазине «Азбука вкуса» по адресу: г. Москва, Николоямский пер., д.2;

протоколом осмотра в присутствии понятых DVD+R диска с видеозаписью с камер наружного видеонаблюдения, расположенных по адресу: г. Москва, Николоямский пер., д.2 , с фототаблицей, из которых следует, что в 10:46 на проезжей части появляется З. с сумкой черного цвета, который следует со стороны дома 3А по Николоямскому пер. в сторону Николоямской наб.;

вещественным доказательством, коим признан DVD+R диск с видеозаписью с камер наружного видеонаблюдения, расположенных по адресу: г. Москва, Николоямский пер., д. 2, хранящийся в камере хранения СО по Таганскому району СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве;

протоколом осмотра в присутствии понятых DVD+R диска с детализацией соединений абонентских номеров и протоколами соединений абонентов, производившихся по адресу: г. Москва, Николоямский пер., д. 3 А корп. 4, из которого следует, что в период с по З. и О. неоднократно созванивались и обменивались смс-собщениями, в период с 21:26 по 17:24 соединений абонентских номеров, находившихся в пользовании З. и О., не производилось;

вещественными доказательствами, коими признаны 4 DVD+R диска, содержащих информацию о соединениях в зоне действия базовых станций, обслуживающих адрес: г. Москва, Николоямский пер., д.3А корп.4, хранящиеся в камере хранения СО по Таганскому району СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве;

заключением молекулярно-генетической экспертизы, из выводов которого следует, что на представленных для экспертизы марлевых тампонах со смывом вещества бурого цвета №№ 1,2,3, фрагменте обоев и фрагменте простыни обнаружена кровь человека. Препараты ДНК, выделенной из следов крови на марлевых тампонах со смывом вещества бурого цвета №№ 1,2,3, на фрагменте обоев и фрагменте простыни имеют женскую половую принадлежность. ДНК-профили данных препаратов обнаруживают генотипическое совпадение с ДНК профилем трупа О. (№ 1855). Расчетная [условная] вероятность того, что следы на указанных объектах действительно принадлежат О. по результатам экспертизы, составляет не менее 99,(9)%. Генотипические признаки указанных препаратов не совпадают с генотипическими признаками образца З. Характер выявленных несовпадений позволяет исключить принадлежность следов на указанных объектах исследования от З. Препараты ДНК, выделенной из-под ногтевого содержимого с рук З., имеют мужскую половую принадлежность. ДНК-профили данных препаратов обнаруживают генотипическое совпадение с ДНК-профилем З. Расчетная [условная] вероятность того, что следы на указанных объектах действительно принадлежат З., по результатам экспертизы, составляет не менее 99,(9)%. Генотипические признаки указанных препаратов не совпадают с генотипическими признаками образца О. (№ 1855). Характер выявленных несовпадений позволяет исключить принадлежность следов на указанных объектах исследования от О. (№ 1855).

Препараты ДНК, выделенной из слюны на окурках сигарет «Rothmans» №№ 1,2, имеют женскую половую принадлежность и полное совпадение следующих генотипических аллельных комбинаций: ТРОХ - 11,11; CSF1PO - 10,10; ТН01 - 6,8; D18S51 - 14,16; FGA - 20,22; D13S317 - 9,11; D2S1338 - 17,19; D5S818 - 10,11; D16S539 - 12,13; D8S1179 - 12,13; vWA - 15,18; D3S1358 - 14,18; D7S820 - 10,12. Расчетная [условная] вероятность того, что следы на указанных исследованных объектах действительно принадлежат одной и той же женщине, по результатам настоящей экспертизы, составляет не менее 99,(9)%. ДНК-профили данных препаратов обнаруживают генотипическое отличие от ДНК-профилей трупа О. и З. Происхождение следов на указанных вещественных доказательствах от трупа О. и З. исключается. Таким образом, слюна на указанных вещественных доказательствах происходит от неустановленного лица женского пола;

заключением физико-химической экспертизы, из выводов которого следует, что на отрезках марли, которыми делали смывы с рук З., частиц, имеющих четко выраженные признаки частиц продуктов выстрелов, не обнаружено;

заключением дактилоскопической экспертизы, из выводов которого следует, что два следа пальцев рук и один след ладони размерами 14x30мм., 16x23мм., 30x55мм, перекопированные на отрезки дактилоплёнки размерами 38x41мм., 52x84мм., 42x59мм, изъятые по адресу: г. Москва, Николоямский переулок, д. 3 А, корп. 4, для идентификации личности пригодны и оставлены не З. Ю. Е., а другим (и) лицом. Следы рук, обнаруженные на флаконе с мылом, изъятом по адресу: г. Москва, Николоямский переулок, д. 3 А, корп. 4, для идентификации личности не пригодны;

протоколом выемки в присутствии понятых у З. ботинок синего цвета;

заключением трассологической экспертизы, из выводов которого следует, что на 2 отрезка светлой дактилопленки размерами 192x152мм и 190x152 мм, представленные на экспертизу, на участках их следовоспринимающей поверхности размерами 100x93мм и 150x85, перекопированы следы наслоения, пригодные для установления групповой принадлежности следообразующего объекта. На отрезок линолеума размерами 332x156мм, представленный на экспертизу, перекопирован след обуви размерами 270x90мм, образованный подошвой обуви 41-42 размера на правую ногу, пригодный для установления групповой принадлежности следообразующего объекта. След обуви размерами 270x90мм, перекопированный на отрезок линолеума размерами 332x156мм, и следы наслоения, перекопированные на отрезки светлой дактилопленки размерами 192x152мм и 190x152мм, образованы не подошвами ботинок З., представленными на исследование;

рапортом об обнаружении признаков преступления по факту убийства О. в квартире № по адресу: г. Москва, Николоямский переулок, д. 3 А, корп. 4 и тайного хищения из вышеуказанной квартиры предметов и денежных средств.

Об умысле подсудимого на причинение смерти О. свидетельствуют характер и большое количество нанесенных ей целенаправленных ударов опасным для жизни предметом – молотком в жизненно-важные органы – голову и шею, в результате чего ей была причинена сочетанная травма, включающая в себя открытую черепно-мозговую травму с разрушением ткани головного мозга и множественными переломами мозгового и лицевого черепа и перелом позвонка шейного отдела позвоночника, что следует из заключения судебно-медицинской экспертизы трупа и показаний самого подсудимого З. о нанесении большого количества ударов молотком в голову и шею О.

При этом довод подсудимого о том, что кражу имущества и денежных средств из квартиры потерпевшей он не совершал, суд считает несостоятельным, поскольку после того, как З. нанес повреждения О. молотком, он ушел из квартиры, дверь в квартиру была захлопнута и исключала доступ туда посторонних лиц, сестра погибшей М., придя в квартиру после работы, открыла дверь ключом и сразу же обнаружила пропажу вещей и денежных средств, а также разбросанные в квартире вещи. М. также указала в суде, что ноутбуки были справны и в починке не нуждались. Из видеозаписи с камер наружного и внутреннего наблюдения дома погибшей следует, что З. выходил из квартиры потерпевшей с сумкой, которая была более объемной, чем в момент его входа в подъезд. При таких обстоятельствах суд приходит к однозначному выводу о том, чтоЗ. после совершения убийства О. похитил из квартиры находившееся там ценное имущество.

Оснований не доверять показаниям М. у суда не имеется, поскольку они логичны и последовательны, согласуются с видеозаписью с камер наружного и внутреннего видеонаблюдения дома и с результатами анализа всех вышеописанных доказательств по делу.

Все вышеприведенные доказательства собраны и закреплены в соответствии с требованиями закона, никаких нарушений при их собирании и закреплении судом не установлено, поэтому они являются относимыми, допустимыми и достоверными доказательствами и в совокупности достаточными для вывода о том, что З. в указанный период времени в ходе возникшего конфликта в квартире с О., нанес последней множественные повреждения головы и шеи молотком, что повлекло смерть О., затем похитил находившиеся в квартире вещи и денежные средства, которые смог обнаружить, после чего с места преступления скрылся, распорядившись похищенным по своему усмотрению.

Общая сумма ущерба по краже имущества из квартиры О. в размере 259.898 рублей образует крупный размер согласно примечанию к ст. 158 УК РФ в редакции закона, действующего на момент совершения преступления.

Первоначально З. в ходе следствия была проведена стационарная комплексная судебная психолого-психиатрической экспертиза, по заключению которой в период, относящийся к инкриминируемому ему деянию, и в настоящее время у него отмечалось временное психическое расстройство, которое лишало и лишает его в настоящее время способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, а поэтому он нуждается в принудительном лечении в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях общего типа. Кроме того, согласно данному заключению З. в момент совершения инкриминируемого ему деяния не находился в состоянии психологического аффекта, выявленные у него изменения сознания и восприятия были более глубокими, нежели при психологических аффективных состояниях. Его поведение определялось механизмами не психологического, а психопатологического уровня.

Вместе с тем, суд не доверяет первоначальному заключению стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, поскольку З. на учете у психиатра и нарколога никогда не состоял, травм головы не имел, его поведение на протяжении всей жизни было адекватным, что следует из показаний свидетелей З. и Д. На протяжении всего судебного разбирательства З. также вел себя адекватно, последовательно давал показания об обстоятельствах происшедшего. Изложенное свидетельствует об отсутствии у З. психических расстройств, лишавших его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

При таких обстоятельствах суд доверяет повторной стационарной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, по заключению которой З. хроническим психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики, которое лишало бы его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдает и не страдал в период, относящийся к инкриминируемым ему деяниям. В настоящее время З. по своему психическому состоянию способен правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, давать показания, участвовать в следственных действиях, способен понимать характер и значение судопроизводства и своего процессуального положения, обладает способностью к самостоятельному совершению действий, направленных на реализацию процессуальных прав и обязанностей. В применении принудительных мер медицинского характера З. не нуждается.

Ссылки подэкспертного при настоящем клинико-психолого-психиатрическом обследовании на запамятование событий конкретного периода - от нанесения повреждений потерпевшей до выхода из её подъезда - не соответствуют данным материалов уголовного дела (протокол показаний), высказывания З. о «голосе» не укладываются в целостную клиническую картину какого-либо психического расстройства, они изолированы, нарочиты, шаблонны, не отражаются на его поведении, не сопровождаются другими психотическими проявлениями, их следует расценивать как симулятивные (сознательное изображение психической болезни с целью избежание уголовной ответственности). У подэкспертного выявляются такие индивидуально-психологические особенности как замкнутость обследуемого, его отгороженность от окружающих с некоторой формализацией межличностных и социальных контактов в сочетании со стремлением к соблюдению общепринятых норм и правил, высокой нравственной требовательностью как к себе, так и к другим, добросовестностью, аккуратностью при неопытности в межличностных отношениях, доверчивости, нерешительности, легкости возникновения чувства вины.

Также подэкспертному свойственны скупость эмоциональных проявлений, осторожность, осмотрительность при преобладании рациональных трактовок эмоциональных состояний окружающих, а также сложности понимания мотивов и чувств других, сочетающиеся с не в полной мере сформированной системой личностных предпочтений и установок, сосредоточенностью на себе и собственных переживаниях, сложностями принятия продуманных решений, нежеланием брать ответственность за происходящие события.

Обследуемому характерны избирательность круга непосредственного общения, повышенная значимость взаимоотношений и эмоциональная зависимость от значимых для него людей при застревании на важных для него событиях и переживаниях, связанных с ними, с последующим их интеллектуальным анализом и принятием решения о форме поведения. Указанные выше особенности нашли свое отражение в действиях З. в ситуациях правонарушений, но не оказывали существенного влияния на его поведение во время совершения инкриминируемых ему деяний. Психологический анализ материалов уголовного дела, данные направленной беседы с подэкспертным позволяют сделать вывод о том, что во время совершения инкриминируемого ему деяния он не находился в состоянии аффекта.

В процессе проведения следственных действий и экспертных исследований (Амбулаторная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза) и (Стационарная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза), а также в процессе проведения настоящего обследования подэкспертный предъявляет различные переживания, относящиеся к периоду содеянного, смещая акценты на разные по содержанию эмоции и наиболее значимые фрустрационные воздействия, при этом его изложение произошедшего расходится с информацией в его показаниях, содержащейся в материалах уголовного дела. С учетом этого можно прийти к заключению, что у З. отсутствуют внезапные взрывного характера изменения психической деятельности, специфические нарушений сознания, пост аффективная астения. Ссылки подэкспертного на запамятованние деталей произошедшего не являются достаточным диагностическим и феноменологическим критерием для обоснования состояния аффекта, а учитываются лишь в совокупности с другими феноменологическими критериями.

Суд соглашается с выводами вышеуказанной повторной комиссии врачей, считая их обоснованными, соответствующими адекватному поведению подсудимого до совершения преступлений в течение всей его жизни, последовательному его поведению в момент совершения им преступлений, а также адекватному поведению в ходе судебного разбирательства, а З. вменяемым в отношении совершенных им преступлений. Кроме того, повторная стационарная судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза была проведена с учетом комиссионной судебно-медицинской экспертизы З. в связи с причинением им себе телесных повреждений, не причинивших вреда его здоровью, и, несмотря на это комиссия врачей не установила у него никаких психических заболеваний, которые лишали бы его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в момент совершения преступлений и в настоящее время.

При этом суд также считает, что З. в момент совершения преступлений не находился в состоянии аффекта, поскольку его преступным действиям не предшествовала никакая противоправная травмирующая ситуация со стороны потерпевшей, которая внезапно вызвала бы его сильное душевное волнение. Кроме того, З. последовательно рассказывал о происшедших событиях, о том, как наносил удары потерпевшей молотком, которого в квартире потерпевшей не было, что следует из показаний проживавшей там М. После совершения преступления З. действовал осознанно, последовательно, целенаправленно, помыл руки и молоток, которым наносил удары потерпевшей, сложил его и другие вещи из квартиры в свою сумку, вышел из квартиры, после чего избавился от своей одежды, в которой совершал преступление, а также от орудия преступления. При таких обстоятельствах все противоправные действия подсудимого не были связаны с аффектом.

Суд считает технической ошибкой указание следствием на Николоямской пер. вместо Николоямский пер., поскольку достоверно установлено в ходе судебного разбирательства, что преступления совершены подсудимым по адресу: г. Москва, Николоямский переулок, д. 3 А, корп. 4, и все следственные действия производились именно по этому адресу.

Находя вышеописанное обвинение доказанным полностью, суд квалифицирует действия подсудимого З. по ч. 1 ст. 105 УК РФ, а также по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, поскольку он при описанных в приговоре обстоятельствах совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, а также кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, в крупном размере.

При назначении наказания подсудимому суд учитывает характер и степень общественной опасности им содеянного, а также данные о его личности.

З. ранее не судим, к уголовной и административной ответственности не привлекался, по месту работы в АНО «Агентство по проведению церемоний» характеризуется посредственно, допускал нарушения трудового распорядка, в материалах дела отсутствует какой-либо характеризующий материал на него с места жительства, по месту работы в ОАО «СИБУР Холдинг» также не охарактеризован, в содеянном согласно своей позиции раскаялся, содеянное им относится к особо тяжкому преступлению и тяжкому преступлению.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимому, судом не установлено.

С учетом всего вышеизложенного, принимая во внимание данные о личности подсудимого, общественную опасность и конкретные обстоятельства им содеянного, суд считает, что его исправление невозможно без изоляции от общества и полагает необходимым назначить ему наказание в виде реального лишения свободы, не назначая ему дополнительные наказания в виде ограничения свободы и штрафа, поскольку он ранее не судим, по делу заявлен гражданский иск, подлежащий удовлетворению в полном объеме.

Гражданский иск потерпевших в уточненной редакции о взыскании с З. в счет компенсации морального вреда суммы в размере 3 млн. рублей, а также в счет возмещения причиненного им материального ущерба суммы в размере 259.898 рублей и судебных издержек в размере 110.000 рублей и 160.000 рублей, потраченных на заключения специалистов и юридическую помощь адвоката, подлежит удовлетворению в полном объеме с учетом доказанности вины подсудимого в убийстве их сестры и дочери и хищении имущества из квартиры, стоимость которого подтверждена документами и показаниями потерпевшей М. При этом, суд считает необходимым взыскать с З. в пользу отца погибшей М. в счет компенсации морального вреда сумму в размере 3 млн. рублей с учетом требований разумности и справедливости, а также причиненных моральных и нравственных страданий в соответствии со ст. 151 ГК РФ.

Также суд полагает необходимым взыскать с З. в счет возмещения имущественного ущерба общую сумму похищенного у погибшей О. и принадлежащего последней имущества в размере 200.000 рублей в пользу ее отца М. в соответствии с ч. 8 ст. 42 УПК РФ, а также в пользу М. сумму в размере 59.898 рублей в счет возмещения похищенного принадлежащего ей имущества. Кроме того, суд в соответствии с ч. 3 ст. 42 и ст. 131 УПК РФ полагает необходимым взыскать с З. в пользу потерпевшего М. судебные издержки в размере 110.000 рублей и в размере 160.000 рублей, подтвержденные представленными квитанциями и документами, потраченные потерпевшей стороной на заключения специалистов, представленные в уголовном деле, а также на оказание юридической помощи адвокатом.

Суд полагает необходимым разрешить судьбу вещественных доказательств.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд приговорил:

Признать З. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 УК РФ, п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы:

- по ч. 1 ст. 105 УК РФ - сроком на 12 (двенадцать) лет;

- по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ – сроком на 3 (три) года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить З. наказание в виде лишения свободы сроком на 13 (тринадцать) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания осужденному З. исчислять с зачетом предварительного содержания под стражей со дня его задержания с 22 августа .

Меру пресечения до вступления приговора в законную силу в виде заключения под стражей З. оставить без изменения.

Гражданский иск потерпевших М. и М. удовлетворить полностью.

Взыскать с осужденного З. в пользу потерпевшего М. 3.000.000 (три миллиона) рублей в счет компенсации морального вреда.

Взыскать с осужденного З. в пользу потерпевшего М. 200.000 (двести тысяч) рублей в счет возмещения имущественного ущерба.

Взыскать с осужденного З. в пользу потерпевшего М. 270.000 (двести семьдесят тысяч) рублей в счет возмещения судебных издержек.

Взыскать с осужденного З. в пользу потерпевшей М. 59.898 (пятьдесят девять тысяч восемьсот девяносто восемь) рублей в счет возмещения имущественного ущерба.

Вещественные доказательства:

детализацию абонентского номера, находившегося в пользовании О., хранящуюся в уголовном деле, - оставить там в течение всего срока хранения последнего;

DVD+R диск с видеозаписью с камер наружного и внутреннего видеонаблюдения по адресу: г. Москва, Николоямский пер., д.3А корп.4, хранящийся в камере хранения СО по Таганскому району СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве, - оставить там на хранении в течение всего срока хранения уголовного дела;

DVD+R диск с видеозаписью с камер наружного видеонаблюдения, расположенных по адресу: г. Москва, Николоямский пер., д.2, хранящийся в камере хранения СО по Таганскому району СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве, - оставить там на хранении в течение всего срока хранения уголовного дела;

4 DVD+R диска, содержащих информацию о соединениях в зоне действия базовых станций, обслуживающих адрес: г. Москва, Николоямский пер., д.3А корп.4, хранящиеся в камере хранения СО по Таганскому району СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве, - оставить там на хранении в течение всего срока хранения уголовного дела.

Апелляция. Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. При этом осужденный вправе в течение 10 суток со дня вручения ему копии приговора либо со дня вручения ему копии апелляционного представления или апелляционной жалобы, затрагивающей его интересы, ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, указав об этом в своей апелляционной жалобе либо направив в суд соответствующее ходатайство.

Убийства, сопряженные с разбоем;

Убийство из неприязненных отношений и кража;

Покушение на убийство;

Покушение на убийство и хранение оружия;

Убийство в ходе семейной ссоры;

Покушение на убийство в ходе конфликта баре;

Убийство из ревности;

Вред здоровью средней тяжести без хулиганства;

Убийство и кража с причинением значительного ущерба;

Убийство из неприязненных отношений;

Убийство или покушение на убийство;

Убийство в состоянии алкогольного опьянения;

Убийство с особой жестокостью;

Убийство в ходе ссоры;

Убийство на почве ревности;

Судебная практика уголовных дел московских судов;

Убийство и кража с проникновением в жилище;

Судебная практика московских судов по хищениям;

Практика уголовных дел;

Уголовные дела;

Адвокат по уголовным делам Москва. Защита по уголовным делам в Москве;

ОМВД г. Москвы;

Рейтинг@Mail.ru