Cудебная практика московских судов по преступлениям против личности

Адвокат по уголовным делам: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Что такое вымогательство; Вымогательство и другие преступления; Одно или несколько вымогательств; Соучастие в вымогательстве;

Вымогательство в крупном размере.

Таганский районный суд г. Москвы , с участием государственного обвинителя Таганской межрайонной прокуратуры г. Москвы, подсудимого Е., его защитника - адвоката, потерпевшего Л., при секретаре, рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда материалы уголовного дела в отношении Е. гражданина РФ, со средним образованием, невоеннообязанного, холостого, имеющего малолетних детей, работавшего , зарегистрированного, ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 2 ст. 163, ч. 1 ст. 163, п. «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ, установил:

Е. совершил два преступления - вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, в крупном размере.

Он же, Е. совершил вымогательство - требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия. Вымогательство с применением насилия, в крупном размере.

Указанные преступления были совершены при следующих обстоятельствах.

Не позднее 13.00, Е., имея умысел, направленный на вымогательство денежных средств в крупном размере, из корыстных побуждений, с целью личного обогащения, направил в адрес Л. при помощи электронной почты письмо, содержащее требование о передаче Е. денежных средств в сумме 500 000 рублей, что является крупным размером, с угрозой физической расправы Л. и его семьи в случае невыполнения требования о передаче указанных денежных средств, которое Л. получил примерно в 13.00 - , находясь по адресу: Москва, ул. Таганская, дом 15, стр. 2. Таким образом, Е., угрожая применением насилия, которое Л. для себя воспринимал реально, получил согласие на передачу указанной суммы денежных средств. После чего Л. перечислил на лицевой счет Е. системы Виза Киви Валлет № денежные средства в размере 398 500 рублей, которыми Е. распорядился по своему усмотрению, причинив своими действиями Л. материальный ущерб на сумму 398 500 рублей, что является крупным размером. Вымогательство в особо крупном размере, группой лиц.

Он же, Е., , не позднее 23.30, имея умысел, направленный на вымогательство денежных средств, из корыстных побуждений, с целью личного обогащения, направил в адрес Л. при помощи электронной почты письмо, содержащее требование о передаче Е. денежных средств в сумме 90 000 рублей, с угрозой физической расправы Л. в случае невыполнения требования о передаче указанных денежных средств, которое Л. получил примерно в 23.30 - , находясь по адресу: Москва, ул. Таганская, дом 15, стр. 2. Таким образом, Е., угрожая применением насилия, которое Л. для себя воспринимал реально, получил согласие на передачу указанной суммы денежных средств. После чего Л. перечислил на Е. лицевой счет системы Виза Киви Валлет № денежные средства в размере 90 000 рублей, которыми Е. распорядился по своему усмотрению, причинив своими действиями Л. материальный ущерб на сумму 90 000 рублей.

Он же, Е., не позднее 11.00, имея умысел, направленный на вымогательство денежных средств в крупном размере, из корыстных побуждений, с целью личного обогащения, направил в адрес Л. смс-сообщение, содержащее требование о передаче Е. денежных средств в сумме 600 000 рублей, что является крупным размером, с угрозой физической расправы Л. и его семьи в случае невыполнения требования о передаче указанных денежных средств, которое Л. получил примерно в 11.00 - 12.04. 2013 года, находясь по адресу: Москва, ул. Таганская, дом 15, стр. 2. Таким образом,Е., угрожая применением насилия, которое Л. для себя воспринимал реально, получил согласие на передачу указанной суммы денежных средств. После чего Л. перечислил на Е. банковскую карту «ВТБ 24» № денежные средства в размере 600 000 рублей, которыми Е. распорядился по своему усмотрению, причинив своими действиями Л. материальный ущерб на сумму 600 000 рублей, что является крупным размером. Вымогательство, группой лиц в крупном размере, с применением насилия.

В судебном заседании подсудимый Е. вину признал частично и суду показал, что с потерпевшим Л. познакомился в 2004 г. на складе аптеки 36,6, где вместе работали. За период работы, общались между собой, возникли дружеские отношения. Затем уволился со склада, но продолжил общение с потерпевшим посредством смс-сообщений и электронной почты, в которых не высказывал угрозы убийством потерпевшему и членам его семьи. В 2011 году родился сын, в связи с чем потребовались деньги. За деньгами обратился к Л., хотел взять у него взаймы 500 000 рублей. Для Л.придумал историю, согласно которой деньги требовались для покупки оружия. Далее потерпевший по электронной почте сообщил, что деньги собрал, после чего посредством Киви-кошелек Л. перечислил ему деньги в сумме 398 500 рублей. Получив деньги, потратил их на свои нужды, не возвратил их, ввиду отсутствия денег. Вымогательство с превышением должностных полномочий.

По прошествии времени в 2012 году, когда вновь потребовались деньги, опять обратился к Л., попросив у него 90 000 рублей на приобретение билетов на самолет. На его предложение Л. ответил согласием, сообщив посредством смс-сообщения, что, когда соберет деньги, сообщит. Затем указал потерпевшему сведения для направления денег посредством Киви-кошелек, получив через некоторое время деньги. Во второй раз просил деньги в размере 90 000 рублей, так как они требовались ему для содержания семьи. После того, как родилась дочь, вновь потребовались деньги, поэтому обратился к потерпевшему, потребовав 600 000 рублей, но Л. сказал, что денег у него нет. Получив отказ потерпевшего, надавил на него, высказав угрозы в адрес Л. и его семьи. В частности, написал ему, что снимет шкуру с него и семьи, если тот деньги не перечислит. В ходе данного общения, указал, что за каждого члена семьи он должен ему перечислить по 200 000 рублей, чтобы они остались живы. Для себя считал это игрой, в которую вовлек потерпевшего. Затем потерпевший в течение нескольких дней собрал деньги и на сообщенный им Л.счет, открытый в банке ВТБ, на банковскую карту потерпевший перевел ему сумму денег. Затем в 2014 г. состоялась встреча между ним и потерпевшим в районе станции метро «Текстильщики», в ходе которой обещал Л. вернуть деньги, после чего они разошлись.

Также подсудимый суду показал, что в период с 2004 года по 2014 год лично с потерпевшим не общался, только посредством смс-сообщений и электронной почты. О том, где проживает потерпевший, не знал, дома у него не был. Считает, что совершил мошенничество, так как обманывалЛ., и поскольку на расстоянии невозможно совершить вымогательство. Кроме того, в 2014 году непосредственно встречался с Л., который приехал к нему на встречу, в связи с чем потерпевший не боялся его. Взятые у Л. деньги, тратил на семью, сообщенные потерпевшему сведения о себе о том, что занимается криминальными делами, были придуманными. Вменяемые ему суммы денег признает, но считает это своим долгом, который не мог отдать, ввиду отсутствия денег.

Из оглашенных в судебном заседании показаний подсудимого Е. на предварительном следствии при допросе его в качестве обвиняемого от (т.1, л.д. 64-67), которые он подтвердил, видно, что в 2004 году познакомился с Л. на складе аптеки "Здоровье", где вместе с последним работал и находился в дружеских отношениях. Видя, что Л. парень молодой и доверчивый, стал рассказывать ему «по секрету», что занимается заказными убийствами и другими криминальными делами, хотя на самом деле этим не занимался. Л. все воспринимал всерьез и верил ему. Примерно через год уволился, но стал общаться с Л. по электронной почте, где продолжал рассказывать ему про свои «криминальные дела», а Л. всему верил. Ему было очень забавно рассказывать Л. небывалые истории, поэтому поддерживал с ним общение. В 2011 году попросил Л. перевести на счет его мобильного телефона денежные средства в сумме 3 000 рублей, на что тот ответил согласием и перевел ему указанную сумму денежных средств. При этом, пообещал Л., что вернет обратно данную сумму денежных средств, но до сих пор этого не сделал.

Поняв, что Л. доверчивый и неплохо зарабатывает, решил таким образом заработать на нем денег. Через какое-то время с целью личного обогащения по электронной почте направил Л. письмо со своей электронной почты, в котором просил переслать ему 90 000 рублей, якобы на покупку билета на самолет, с чем потерпевший согласился. Также сообщил, что вернет ему деньги, которые не хотел возвращать и не вернул до настоящего времени. Затем Л. на его Киви-кошелек, прикрепленный к номеру №, перевел ему 90 000 рублей. Данные деньги Л. от него не требовал. Обещал потерпевшему вернуть деньги, но их не возвратил, и возвращать не собирался. В 2012 году решил получить от Л. денежные средства в сумме 500 000 рублей, в связи с чем написал со своего мобильного телефона на электронную почту Л. письмо, о том, что ему необходимы денежные средства в сумме 500 000 рублей для приобретения оружия с целью «устранения конкурентов». Также в данном письме указал, что если Л. ему не переведет денежные средства в сумме 500 000 рублей, то он убьет Л. В ответ на письмо Л. прислал письмо, в котором пояснил, что тому нужно 3-4 дня для того, чтобы перевести денежные средства в сумме 500 000 рублей.

Примерно через 3 дня Л. прислал ему письмо, в котором пояснил, что указанная сумма денежных средств находится у Л., и что тот готов перевести денежные средства ему на КИВИ кошелек, прикрепленный к номеру его мобильного телефона. После чего при помощи КИВИ кошелька получил в несколько этапов денежные средства в сумме 500 000 рублей. Затем на какое-то время прекратил общение с Л. В 2013 году, когда деньги, похищенные у Л. закончились, решил снова получить у него 600 000 рублей, в связи с чем написал ему по электронной почте письмо, где указал о том, что потерпевший должен заплатить ему 600 000 рублей или он убьет его и всю семью. В ответ Л. сообщил, что таких денег у него нет. Далее посредством электронной почты, смс-сообщений написал Л. о том, что, если он не перечислит данные деньги, найдет его и убьет всех. Л.пытался просить оставить его и семью в покое, но в ответ стал давать сильнее на потерпевшего, писать ему различные угрозы, требуя передачи 600 000 рублей. Примерно через 2 месяца, в течение которых не переставал угрожать убийством потерпевшему, требовать от него деньги, Л. написал, что нашел 600 000 рублей. Затем направил Л. номер своей зарплатной карты, открытой в банке «ВТБ», чтобы потерпевший перечислил на нее 600 000 рублей. Далее Л. перечислил ему на карту деньги, после чего общение с Л. было прекращено. Затем в марте 2014 года, когда деньги, похищенные уЛ., закончились, позвонил потерпевшему на городской телефон, предложив встретиться. При встрече рассказал ему, что собирается к ополченцам, где будет зарабатывать деньги, после чего разошлись.

Примерно через три месяца в мае 2014 года написал Л. о том, что находится на Украине, где заработал 5 млн. долларов США. Также написал о том, что Л. надо прибыть на Украину, забрать эти деньги. Затем, посредством интернета нашел адрес, который в письме указал потерпевшему. Также в письме указал ориентир для нахождения денег, и адрес, куда Л. надо приехать. В ответ Л. написал отказ, ссылаясь на то, что его не отпускают родители. Тогда написал ему о том, что если он не поедет, то будет сам отдавать ему 5 млн. долларов, и если он ему их не отдаст, то тогда он убьет его и всю его семью. Затем Л. отключил телефон и электронную почту, перестал выходить с ним на связь. Таким образом, в период времени с ноября 2012 года по апрель 2013 года вышеуказанным способом похитил у Л. денежные средства на общую сумму 1 100 000 рублей, которые потратил на личные нужды и на семью.

Несмотря на частичное признание вины в совершенных преступлениях, вина подсудимого Е. в содеянном подтверждается следующими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Допрошенный в судебном заседании потерпевший Л. суду показал, что в 2004 году работал на складе аптеки 36,6 вместе с подсудимым. Спустя некоторое время, Е. стал говорить ему, что является криминальным авторитетом, что выполняет заказы на убийство людей, и таким образом, зарабатывает себе на жизнь. В частности, Е. говорил ему, что заработал в 2005 г. 5 000 долларов, которые прогулял, и данные деньги ему были заплачены за убийство адвоката. Для себя воспринимал Е., как бандита, так как тот рассказывал все обстоятельства таким образом, что у него складывалось ощущение реальности сказанного, того, что подсудимый не лжет ему. Затем Е. уволился, но с ним продолжал общаться посредством смс-сообщений и электронной почты. Таким образом, общался с Е. примерно 8 лет. Потом, в одном из писем Е. написал ему, что требуется 90 000 рублей на покупку билетов. При этом, требование свое Е. подкрепил словами угроз убийством в его адрес, ссылаясь в сообщениях на то, что все знает про него. Поскольку испугался угроз Е., перевел ему 90 000 рублей на Киви-кошелек, прикрепленный к номеру мобильного подсудимого. По истечении некоторого времени после получения 90 000 рублей, в период до января 2013 года Е. вновь потребовал от него 500 000 рублей, сопровождая свои требования угрозами убийства его и семьи, в связи с чем, испугавшись угроз, перечислил 500 000 рублей. Позже в период расследования не смог предоставить квитанции на всю сумму, нашел только на 398 500 рублей, что и было указано в обвинительном заключении. Об угрозах Е. до того, как тот потребовал у него 600 000 рублей, никому не говорил, так как реально боялся подсудимого, понимал, что он может его убить, так как знал его адрес, где он живет.

Также потерпевший показал, что после перевода 500 000 рублей подсудимый пропал, о нем ему не было ничего слышно, с ним не общался. Затем в апреле 2013 года Е. позвонил, после чего от подсудимого стали поступать угрозы убийством его и его семьи. В этот раз обо всем рассказал отцу. Поскольку реально опасался осуществления угроз со стороны Е., перевел на банковскую карту подсудимого, открытую в банке «ВТБ», сведения о которой Е. ему написал в сообщении, 600 000 рублей. После этого, удалил свою сим-карту, чтобы не получать сообщений от подсудимого, прекратить с ним какое-либо общение. Однако примерно через год Е. позвонил ему на телефон домой, попросил встретиться. Пошел на встречу с Е., потому что боялся того, что подсудимый приедет к нему домой, так как знал его домашний адрес, ранее в период общения, сообщенный им Е. или через смс, или посредством электронной почты. При встрече на станции метро «Текстильщики» в апреле 2014 года подсудимый сказал, что едет на Украину, в Донецк, после чего попрощались. В общении подсудимый говорил о том, что деньги вернет, когда сможет их заработать. После этой встречи подсудимый продолжал высказывать ему угрозы расправой с ним и с семьей.

Также потерпевший суду показал, что летом 2014 года обратился с заявлением в ФСБ, откуда его направили в отдел полиции. Деньги, которые платил Е., были его. При этом, часть средств занимал, но у кого не помнит, после чего отдавал.

Из оглашенных в судебном заседании показаний на предварительном следствии потерпевшего Л. при допросе (т.1, л.д. 16- 19), которые потерпевший подтвердил, видно, что с 2004 года стал работать на складе аптеки "Здоровье", где познакомился с Е., который работал там охранником. С ним сложились дружеские отношения. Со слов Е. тот занимал заказными убийствами и другими криминальными делами. Ему было интересно слушать рассказы Е., которые воспринимал всерьез и верил последнему. Примерно через год уволился со склада, но общался по электронной почте с Е., который продолжал рассказывать ему про свои «криминальные дела», что является коронованным вором в законе, руководит многими преступными группировками. К данным рассказам проявлял интерес, поэтому поддерживал общение с Е. Е. попросил перевести на счет мобильного телефона денежные средства в сумме 5 000 рублей, а также пояснил, что вдвойне вернет ему данную сумму, на что согласился и перевел указанную сумму денежных средств на КИВИ кошелек, оформленный на мобильный телефон Е.

По данному факту каких-либо претензий к Е. не имеет, так как данные денежные средства перечислил добровольно, а также не просил Е., чтобы тот ему вернул данные денежные средства обратно. Через некоторое время Е. вновь прислал письмо на электронную почту, в котором просил перечислить ему 90 000 рублей, якобы на покупку билета на самолет, также сообщив о том, что если он ему не поможет, то тот приедет со своими людьми и разберется с ним. Поскольку испугался за свою жизнь и здоровье, согласился предоставить деньги. Е. говорил, что вернет эти деньги, но их так и не возвратил. Затем в несколько этапов перевел на Киви кошелек, прикрепленный к сотовому телефону Е. 90 000 рублей. Также в период времени с по Е. присылал на электронную почту требования о передаче денег в разных суммах с угрозами убийства его и семьи, если не перечислит деньги. Поскольку был напуган, боялся за жизнь и здоровье родителей, перечислил Е. на Киви кошелек принадлежащие ему деньги в размере 500 000 рублей.

О том, что Е. вымогает деньги, никому не говорил, так как был напуган, думал, что у Е. везде свои люди, и если тот узнает, что он к кому-либо обращался, то убьет его и родителей. на мобильный Е. прислал смс, в котором говорилось, что он едет за ним. На его вопрос о том, что он хочет, Е. сообщил, что едет убивать его и родителей, а также написал о том, что необходимо заплатить за каждого члена семьи по 200 000 рублей, то есть 600 000 рублей. В ответ попросил дать ему три дня, на что подсудимый согласился. Далее все рассказал родителям, которые также сильно испугались за мою и свою жизнь. При этом, на протяжении трех дней Е. не переставал выдвигать свои требования, которые подкреплял словами угроз.

По прошествии трех дней написал смс Е. о том, что готов выплатить 600 000 рублей, предложил лично встретиться, на что подсудимый отказался, сообщив о необходимости перевода денег на банковскую карту Е., открытую в банке «ВТБ». После этого перечислил 600 000 рублей на карту. Затем Е. сообщил, что теперь нечего боятся, он, родители могут жить спокойно. После этого общения с Е. поменял сим-карту. Однако Е. позвонил на домашний телефон, предложил встретиться, на что согласился. При встрече Е. сказал, что собирается ехать домой к ополченцам, чтобы заработать деньги. Также Е. записал его новый номер телефона, после чего они разошлись. на мобильный от Е. пришло сообщение о том, что он на Украине, заработал 5 млн. долларов и ему необходимо приехать их забрать. Также Е. сообщил адрес нахождения денег. Данные деньги требовалось передать потом Е. На это предложение ответил отказом. В ответ Е. написал о том, что данную сумму денег он ему должен, и если указанную сумму не отдаст, он убьет его и всю семью. Затем отключил сотовый телефон, электронную почту, на связь с подсудимым не выходил. Однако сим-карта сохранилась и на нее Е. направлял смс с угрозами убийством. Далее с отцом обратились в отдел полиции.

Из показаний потерпевшего Л. при проведении дополнительного допроса (т.1, л.д. 24-27), которые он подтвердил, следует, что примерно в 23.30, находясь дома, получил на электронную почту письмо от Е. с требованием переслать 90 000 рублей, которые сопровождались угрозами убийством, в нем сообщалось, что тот приедет домой и убьет его, в случае неперечисления денег. Испугавшись за свою жизнь, выполнил требования Е., перечислив частями по 10 000 -15 000 рублей подсудимому на Киви кошелек, прикрепленный к номеру его мобильного телефона.

Также потерпевший показал, что ранее в протоколе допроса ошибочно говорил о том, что с по Е. присылал на электронную почту требования о передаче денег в разных суммах. примерно в 13.00, находясь у себя дома по адресу: Москва, ул. Таганская, дом 15, стр. 2, ул., получил от Е. письмо посредством электронной почты. Как было видно из письма, Е. были необходимы денежные средства в сумме 500 000 рублей для приобретения оружия, чтобы устранить конкурентов, а также он сообщал: «Если ты не предоставишь мне денежные средства в сумме 500 000 рублей, то я сниму с тебя шкуру и оставлю мучаться, а потом убью всю твою семью, ты знаешь, на что я способен». На данное письмо сообщил, что ему необходимо 3-4 дня для сбора данных денежных средств. Поскольку был испуган, опасался за жизнь и здоровье своих родителей, в период времени с по в несколько этапов перечислил Е. на КИВИ кошелек принадлежащие ему денежные средства на общую сумму 398 500 рублей для приобретения Е. оружия, большей суммы денежных средств найти и перечислить не смог.

Помимо вышеприведенных показаний, потерпевший в ходе дополнительного допроса подтвердил обстоятельства, имевшие место и в дальнейшем до момента обращения в полицию, настаивая на том, что все угрозы Е. воспринимал как реальные, боялся их осуществления. Также Л. показал по обстоятельствам выдвижения требований с передачей 5 млн. долларов, то, что угрозы Е. заключались в том, что он говорил об убийстве его и всей его семьи, не конкретизируя их. Однако данную угрозу ни он, ни родители не восприняли, поскольку каких-либо обязательств перед подсудимым он не имел и также они не поверили в правдивость рассказанной Е. истории о возможности заработать 5 млн. долларов. Кроме того, впоследствии Е. извинился перед ним за эти свои слова. Затем он отключил свой телефон и электронную почту.

Допрошенная в судебном заседании свидетель Л., суду показала, что является мамой потерпевшего. В 2004 году сын устроился на работу на склад аптеки "Здоровье", где познакомился с Е., стал с ним дружить. В мае 2013 году ей на работу позвонил муж и сообщил о том, что сыну пришло смс от Е. с требованием выплаты денег в размере 600 000 рублей из расчета по 200 000 рублей за каждого члена семьи. Также подсудимый потребовал сумму денег собрать в течение 3 дней. После этого в ходе общения с сыном узнала, что в период времени с ноября 2012 года по апрель 2013 года он перечислял Е. деньги посредством Киви-кошелек. Также со слов сына узнала о том, что Е. занимается криминальными делами, на что собственно подсудимый и живет.

Сын показывал смс-сообщения и то, что ему приходило от Е. на электронную почту. В данных сообщениях подсудимый говорил о том, что сын ему должен перечислить деньги, ссылался на то, что является криминальным авторитетом, имеет своих людей везде, Е. угрожал в своих сообщениях сыну и также угрозы были в их адрес как членов семьи сына. Для себя и семьи угрозы Е. восприняла реально, так как прочитала их, а также пообщавшись с сыном, поняла, что подсудимый может реально исполнить все угрозы в их адрес. Посоветовавшись, они решили, что сын перечислит требуемые Е. деньги, после чего на банковскую карту, открытую Е. в банке «ВТБ», сын перечислил 600 000 рублей. Далее в мае 2014 года сын показал смс от Е., в котором содержалось требование о передаче подсудимому 5 млн. долларов. При чем, сначала Е. сказал сыну сьездить за указанными домой, на что сын ответил отказом. Тогда Е. потребовал от него выплаты данных денег. После получения данного сообщения было принято решение обратиться с заявлением в полицию.

Допрошенный в судебном заседании свидетель В. суду показал, что в 2004 году сын работал на складе аптеки "Здоровье", где познакомился с Е., который работал там же. Потом сын уволился и весной 2013 года стал работать с ним, когда сообщил ему о том, что Е. пишет ему смс с угрозами, требуя выплаты денег в размере 600 000 рублей по 200 000 рублей за каждого члена семьи, и сказал, что надо эти деньги перечислить подсудимому обязательно, для чего был дан срок три дня. Далее в ходе разговора сын сообщил, что Е. наемный убийца, зарабатывает деньги таким образом. Также сын показал смс Е. с угрозами, тексты сообщений, полученные по электронной почте, в которых были одни угрозы жизни и здоровью сына, а также в адрес всей семьи. Е. писал, что в случае невыполнения его требований, все угрозы будут выполнены реально, так как у него повсюду свои люди.

Затем сын перечислил 600 000 рублей на банковскую карту Е., открытую в банке «ВТБ». После перечисления данных денег сын сказал, что Е. получил деньги и сказал, что они могут теперь жить спокойно. Между тем, в мае 2014 года Е. направил сыну смс, в котором сообщил, что сыну надо приехатьдомой, откуда требовалось забрать 5 млн. долларов. Данное сообщение не восприняли всерьез, так как полагали, что такие деньги невозможно было заработать. Однако тексты сообщений с угрозами убийства сына и всей семьи не перестали поступать от Е. В частности, подсудимый писал сыну, что он уже едет убивать его и семью. После этого, сын совсем прекратил общение с подсудимым посредством смс, но на электронную почту Е. направлял многочисленные сообщения с угрозами лишения жизни сына и их, в случае невыполнения заявленных требований.

Помимо этого, свидетель показал, что со слов сына знает о том, что в конце 2012 года сын перечислил Е. 500 000 рублей. Сразу после того, как сын сообщил в мае 2013 года про угрозы Е. и его требования перечислить деньги, не обратились в полицию, так как опасались за сына, его жизнь и здоровье, а также за свои жизни. Позже, когда в мае 2014 года пришло смс от Е. с требованием к сыну ехать на Украину, и последующим требованием передачи 5 млн. долларов, в случае, если сын не поедет за данными деньгами, приняли решение обратиться в полицию, чтобы пресечь противоправные действия Е.

Помимо изложенного, вина подсудимого в совершенных преступлениях подтверждается следующими доказательствами, полученными по делу.

Также в судебном заседании по ходатайству стороны защиты была допрошена свидетель Е. Н, которая суду показала, что подсудимый является ее сыном. По характеру сын спокойный. Он помогает семье, является ее опорой и защитой. У сына нет связей в криминальном мире, так как он положительный человек. Считает, что действия сына в отношении Л. вызваны тяжелым материальным положением семьи. Также свидетель показала, что сын страдает олигофренией, по данному заболеванию проходил лечение в 1996 году.

Таким образом, полученную по уголовному делу совокупность доказательств, суд находит достаточной для правильного разрешения уголовного дела, поскольку она подтверждает виновность Е. в совершенных преступлениях. При этом, оглашенные в судебном заседании показания Е. на предварительном следствии суд находит соответствующими действительности, так как они согласуются с показаниями потерпевшего об обстоятельствах дела, изложенных Л. в своих показаниях на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании, и такие показания подтверждены Л. в ходе очной ставки с подсудимым.

Позиции подсудимого, который вину признал частично, считая, что возможно им было совершено мошенничество, суд дает критическую оценку, так как она обьективно не подкреплена доказательствами, исследованными в судебном заседании. Суд считает, что такая позиция подсудимого обусловлена желанием смягчить ответственность за совершенные преступления, уменьшить обьем обвинения.

Оценивая показания потерпевшего в суде и на предварительном следствии, суд считает, что ранее данные Л. в ходе предварительного расследования показания, исследованные в судебном заседании, уточняют его показания в суде. Также суд принимает во внимание, что показания Л. в ходе предварительного расследования даны ближе к рассматриваемым судом обстоятельствам дела, в связи с чем более точно передают фактические обстоятельства дела, уточняя сущность показаний потерпевшего в судебном заседании. При этом, признаков оговора подсудимого со стороны потерпевшего судом не установлено.

Показания свидетелей В. и Л. суд находит последовательными, логичными и согласующимися с показаниями потерпевшего, и в совокупности с оглашенными показаниями свидетеля П, который принимал заявление о преступлении от потерпевшего, письменными материалами дела, они подтверждают виновность Е. в совершении вымогательства денежных средств у Л. при установленных судом фактических обстоятельствах дела.

Доводы подсудимого о том, что он желал отдать потерпевшему деньги, о чем говорил Л. при личной встречи на станции метро «Тестильщики», в связи с чем возможно причастен к совершению мошенничества, суд отвергает, поскольку установлено, что при каждом факте совершении вымогательства требования передачи денег, адресованные потерпевшему подкреплялись Е. высказываниями в адрес Л. угроз применения насилия, а по обстоятельствам и г., высказывались угрозы применения насилия как к Л., так и к его семье.

Позиции адвоката в судебных прениях об отсутствии по делу события преступления, о наличии противоправного и аморального поведения потерпевшего Л. суд дает критическую оценку, так как она обьективно ничем не подкреплена, является голословной, без учета полученных по делу доказательств. Связывание адвокатом необращения потерпевшего в правоохранительные органы с сообщением о преступлении после того, как Л. услышал от Е. информацию о якобы имевших место заказных убийствах, совершенных подсудимым, с тем, что такие действия потерпевшего являются противоправными и аморальными, суд находит необоснованными и обусловленными сформированной адвокатом позицией защиты Е. по предьявленному обвинению.

Также суд не может согласиться и признать обоснованным довод защиты об отсутствии у Л. оснований испытывать опасения за себя и своих родителей, так как по данному вопросу в судебном заседании и потерпевший и свидетели В., Л. достаточно убедительно показали, что слова угроз со стороны Е. и потерпевший, и его родители восприняли реально, Л. опасался их осуществления, так как Е., еще в период совместной с ним работы создал в нем уверенность в реальности выполнения выдвинутых угроз, в случае не исполнения требований о передаче ему денежных средств. Кроме того, содержание смс и электронных сообщений подтверждают то, что угрозы со стороны Е. содержали в себе слова, напрямую указывающие на то, что в случае невыполнения требований о передаче денег к потерпевшему будет применено насилие, которое также будет применено к его семье. При этом, из показаний потерпевшего и свидетелей Л.орох, суд убедился в том, что поступавшие от Е. угрозы были систематическими и высказаны в угрожающей форме, они не имели под собой двойного толкования.

Показания свидетеля защиты Е. Н содержат в себе изложение черт личности подсудимого, его характера, и они не несут в себе доказательственного значения.

С учетом изложенного, действия Е. по обстоятельствам и по обстоятельствам (по каждому из них) суд квалифицирует по п. «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ - вымогательство - требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, в крупном размере.

Также действия Е. по обстоятельствам суд квалифицирует по ч. 1 ст. 163 УК РФ - вымогательство - требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия.

Давая указанную квалификацию действий подсудимого, суд считает установленным, что Е., движимый корыстными мотивами, преследуя цель личного обогащения, используя смс-сообщения и электронную почту, выдвигал под угрозой применения насилия в отношении потерпевшего Л., а также в отношении его семьи, требования передачи ему денег, совершив, таким образом, вымогательство. После чго был задержан сотрудниками полиции ОМВД по Таганскому району Москвы.

При этом, суд считает, что совершение вымогательства, в данном случае посредством смс-сообщений и сообщений, направленных по электронной почте, не влияет на квалификацию действий подсудимого, так как закон предполагает, что требование как обязательный признак вымогательства состоит в выраженном любым образом предложении виновного безвозмездно передать ему чужое имущество, что и было установлено судом из показаний потерпевшего Л., свидетелей В., Л.

О наличии в действиях подсудимого по каждому из установленных в приговоре фактов вымогательства признака обьективной стороны преступления - под угрозой применения насилия, свидетельствуют последовательные показания потерпевшего Л. о поступавших от Е. угрозах, которые подкрепляли его требования, обращенные к потерпевшему, о передачи подсудимому денег, а также об этом в своих показаний говорили свидетели В., Л. Это же следует из письменных материалов дела.

Также суд считает установленным наличие в действиях Е. по обстоятельствам и по обстоятельствам квалифицирующего признака «в крупном размере», так как подсудимый посредством своих противоправных действий в отношении потерпевшего получил 398 500 рублей, а 600 000 рублей, что в силу прим. 4 к ст. 158 УК РФ образует крупный размер.

Переходя к вопросу о наказании, суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, влияние назначенного наказания на исправление подсудимого и на условия жизни его семьи.

Е. совершил умышленные тяжкие преступления, и умышленное преступление средней тяжести, все направленные против собственности, ранее не судим, по месту жительства характеризуется удовлетворительно, имеет двоих малолетних детей, мать, являющуюся пенсионером, страдающую хроническими заболеваниями. По сведениям ответа на запрос Е. наблюдался в ПНД № с 1985 г., последнее посещение в 1999 г. По месту работы подсудимый характеризуется положительно.

По заключению амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы № от Е. хроническим психическим расстройством, слабоумием не страдает, обнаруживает легкую умственную отсталость. В период инкриминируемых ему деяний не обнаруживал также признаков временного психического расстройства либо иного болезненного состояния психики, мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить ими. В настоящее время также может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, давать о них показания, осуществлять самостоятельно право на защиту. По своему психическому состоянию не нуждается в применении принудительных мер медхарактера.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Е., согласно ст. 61 УК РФ, является наличие малолетних детей, сведения о состоянии здоровья подсудимого, наличие матери, страдающей хроническими заболеваниями.

Обстоятельств, отягчающих наказание Е., предусмотренных ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

С учетом изложенного, характера и степени общественной опасности содеянного, при установленных судом фактических обстоятельствах дела, данных о личности подсудимого, указанных выше, суд приходит к убеждению о назначении Е. наказания в виде лишения свободы, которое является справедливым и соразмерным содеянному.

Суд считает назначенное наказание отвечающим целям наказания, предусмотренным ч. 2, ст. 43 УК РФ и такое наказание направлено на восстановление социальной справедливости, оно будет способствовать исправлению подсудимого, предупреждению совершения новых преступлений.

При разрешении вопроса об окончательном наказании суд руководствуется положениями ч. 3 ст. 69 УК РФ о назначении наказания по совокупности преступлений и применяет принцип частичного сложения назначенных наказаний.

Суд считает возможным не назначать Е. дополнительные виды наказания, предусмотренные ч. 2 ст. 163 УК РФ, в виде штрафа и в виде ограничения свободы, и дополнительное наказание в виде штрафа, предусмотренное ч. 1 ст. 163 УК РФ, поскольку цели наказания в отношении подсудимого могут быть достигнуты в условиях назначения ему основной меры наказания.

Оснований для применения к подсудимому при разрешении вопроса о наказании положений п.6.1, ч. 1, ст. 299 УПК РФ (в редакции ФЗ РФ от № 420-ФЗ), изменения категории каждого преступления на менее тяжкую не установлено, поскольку общественная опасность содеянного на момент вынесения судебного приговора не утрачена.

В силу п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ, суд назначает Е. отбывать наказание в исправительной колонии общего режима.

Вещественные доказательства по делу: мобильный телефон «Нокиа Люмиа 925», банковскую карту ВТБ 24 № на имя Е., сим-карту «Билайн» № S # - помещенные в камеру хранения вещественных доказательств ОМВД России по <адрес> - на основании п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ суд считает необходимым конфисковать в собственность государства; чеки, подтверждающие переводы денежных средств Е., компакт диск с информацией о движении денежных средств по лицевому счету «Виза Киви Валлет» № - приобщенные к материалам уголовного дела - на основании п.5 ч. 3 ст. 81 УПК РФ суд считает необходимым хранить при уголовном деле.

В срок отбытия наказания Е. подлежит зачету период задержания и время предварительного содержания под стражей. Поскольку по судебному решению суд назначил Е. меру наказания в виде лишения свободы, в целях обеспечения исполнения судебного приговора, избранная в отношении него мера пресечения в виде заключения под стражу, подлежит оставлению без изменения.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 296-299, 300-304, 307-310 УПК РФ, суд приговорил:

признать Е. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 2 ст. 163, ч. 1 ст. 163, п. «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ, и назначить ему наказание:

- по п. «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ - 2 года 6 месяцев лишения свободы;

- по ч. 1 ст. 163 УК РФ - 10 месяцев лишения свободы;

- по п. «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ - 2 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно к отбытию назначить Е. наказание в виде 3 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения в отношении Е. оставить без изменения в виде заключения под стражу. Срок отбывания наказания исчислять с момента провозглашения приговора.

Зачесть в срок отбытия наказания время задержания в порядке ст.91 УПК РФ и срок предварительного содержания под стражей. По вступлению приговора в законную силу вещественные доказательства хранить при уголовном деле.

Приговор суда может быть обжалован в апелляционном порядке в Судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.

В случае подачи апелляционной жалобы, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии, участии адвоката в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции. Осужденный вправе ходатайствовать в тот же срок о своем участии в суде апелляционной инстанции в случае принесения апелляционного представления прокурора или апелляционной жалобы иными участниками уголовного судопроизводства, а также подавать на них свои возражения в письменном виде и иметь возможность довести до суда апелляционной инстанции свою позицию непосредственно либо с использованием систем видеоконференцсвязи.

Вымогательство с применением насилия;

Вымогательство под угрозой повреждения чужого имущества;

Вымогательство в особо крупном размере;

Вымогательство, группой лиц, с применением насилия;

Вымогательство под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору;

Вымогательство и мошенничество с причинением значительного ущерба гражданину;

Вымогательство, грабёж и угон;

Вымогательство переквалифицировано в побои и угрозу убийством;

Дело по вымогательству возвращено прокурору;

Судебная практика московских судов по хищениям;

Экономические преступления

Судебная практика уголовных дел московских судов;

Практика уголовных дел;

Уголовные дела;

Судебная практика московских судов по наркотикам;

ОМВД г. Москвы;

Рейтинг@Mail.ru