Cудебная практика московских судов по преступлениям против личности

Адвокат по уголовным делам: (926) 204-95-95

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Вред здоровью средней тяжести и угроза убийством.

Тимирязевский районный суд г. Москвы, с участием государственного обвинителя в лице помощника Тимирязевского межрайонного прокурора г. Москвы, подсудимого В., защитника в лице адвоката, подсудимого М., защитника в лице адвоката, потерпевшего Р., представителя потерпевшего в лице адвоката, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении В., не судимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ - вред здоровью средней тяжести группой лиц, ч. 1 ст. 119 УК РФ - угроза убийством и М., не судимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ - вред здоровью средней тяжести группой лиц, ч. 1 ст. 119 УК РФ - угроза убийством, установил:

В. и М. совершили умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, группой лиц по предварительному сговору, а именно: В. и М. 13 апреля 2013 года, в период времени с 22 часов 30 минут до 22 часов 45 минут, совместно находились на заасфальтированной неорганизованной парковке для транспорта, расположенной возле здания бойлерной по адресу: г. Москва, Коровинское шоссе, дом 6, где в ходе совместного распития спиртных напитков, будучи в состоянии алкогольного опьянения, на почве внезапно возникшей личной неприязни к ранее незнакомому Р., В. стал высказывать надуманные претензии в адрес последнего, имея умысел на причинение телесных повреждений, нанес Р. не менее одного удара рукой в область лица, отчего последний испытал физическую боль. После чего М., обеспечивая физическое превосходство, при непосредственном участии В., нанес сзади один удар стеклянной бутылкой по голове Р., отчего последний упал на колени на асфальт, испытав сильную физическую боль.

Тем временем В., в продолжение преступных действий, нанес спереди один удар стеклянной бутылкой в область правой брови Р., отчего последний испытал сильную физическую боль и упал на асфальт. После чего В. и М., действуя преступно и согласованно, стали руками и ногами наносить побои Р., в виде многократных ударов по телу и голове, сопровождая их угрозами физической расправы и, таким образом, применив в отношении потерпевшего насилие, не опасное для жизни и здоровья, причинили своими действиями последнему физическую боль и телесные повреждения в виде: «данные изъяты». В результате своих противоправных действий в отношении Р., В. и М. причинили потерпевшему физические страдания и телесные повреждения средней тяжести вреда здоровью, однако их действия не повлекли последствий, указанных в статье 111 УК РФ.

В. и М. совершили угрозу убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, а именно: они, 13 апреля 2013 года, в период времени с 22 часов 30 минут до 22 часов 45 минут, совместно находились возле бойлерной по адресу: г. Москва, Коровинское шоссе, дом 6, где в ходе совместного распития спиртных, будучи в состоянии алкогольного опьянения, на почве внезапно возникшей личной неприязни к ранее незнакомому Р., В. стал высказывать надуманные претензии в адрес потерпевшего, учинил с ним скандал, в ходе которого, имея умысел на совершение угрозы убийством, и действуя в его исполнение, используя в качестве предмета стеклянную бутылку, высказывая в адрес Р. угрозы убийством, нанес ему бутылкой не менее одного удара в область головы, отчего последний испытал физическую боль и страдания, далее М. нанес потерпевшему один удар сзади бутылкой по голове, отчего Р. упал на асфальт, после чего М. и В. стали наносить многократные удары по телу и голове потерпевшего, сопровождая их словесными угрозами физической расправы. Угрозы убийством в свой адрес Р. воспринял объективно, поскольку в отношении него М. и В. были совершены насильственные действия и в этой связи у потерпевшего имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Подсудимый В. в судебном заседании свою вину в инкриминируемых ему преступлениях признал частично, а именно в нанесении удара бутылкой по голове потерпевшему, однако угроз убийством в адрес потерпевшего не высказывал, в порядке ст. 51 Конституции Российской Федерации отказался от дачи показаний, пояснил суду, что подтверждает свои показания данные в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемого.

По ходатайству государственного обвинителя в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 276 УПК РФ были оглашены показания В., данные в период предварительного следствия в качестве подозреваемого и обвиняемого.

Из показаний В. от 29 апреля 2013 года, данных в качестве подозреваемого, после разъяснений ему положений ст. 46 УПК РФ и в присутствии адвоката, следует, что 13 апреля 2013 года примерно в 21 час к нему приехал брат М., с которым он находился на улице. Примерно в 22 часа 30 минут они увидели знакомых, которые находились на площадке возле бойлерной по адресу: г. Москва, Коровинское шоссе, дом 6, и с ними был потерпевший. Он с братом подошел к компании и узнал, что отмечают день рождения А. В какой-то момент компания разделилась и Р. остался с ним наедине, между ними произошел конфликт, в ходе которого он (В.) нанес потерпевшему удар кулаком левой руки по лицу, от чего последний упал на землю, встал и вновь направился к нему. Он взял бутылку из-под пива и высказывая в адрес Р. нецензурную брань и угрозы физической расправой, нанес ему один удар бутылкой по голове, отчего потерпевший упал на землю. Далее он и М. начали ногами избивать Р., при этом высказывая нецензурную брань. Все присутствующие пытались их остановить. Потерпевший опять попытался встать, облокотившись на правую руку. В этот момент он (В.) взял еще одну бутылку из-под водки и, высказывая в адрес потерпевшего угрозы физической расправы, нанес ему один удар в область головы, после чего вместе с М. направился домой (том 1, л.д. 71-73).

Из показаний В. от 10 июля 2014 года, данных в качестве обвиняемого после разъяснения положений ст. 47 УПК РФ, в присутствии адвоката, следует, что 13 апреля 2013 года в момент начала инцидента с Р. у него в руках была бутылка пива. По поводу фамилии потерпевшего негативно не высказывался и его не оскорблял, фамилию узнал только в отделе полиции. Конфликт начался из-за того, что потерпевший схватил его за ворот кофты и не отпускал. Тогда он (В.) попытался скинуть руку Р., оттолкнул от себя, а так как в этот момент у него в правой руке была бутылка пива, то возможно он мог ею задеть лицо, левую щеку потерпевшего. Когда он оттолкнул от себя Р., то тот упал боком на асфальт, до этого он (Р.) тоже падал, так как находился в состоянии алкогольного опьянения. В какой-то момент он услышал окрик своего брата М. о том, что в руках у потерпевшего находится осколок от бутылки, оглянувшись увидел, что брат бежит к Р. и пытается сделать ему подножку, но у него это получилось только со второго раза, после чего брат вместе с потерпевшим вместе упали. В руках у Р. видел разбитое горлышко от бутылки. М. потерпевшего по голове бутылкой не бил. Далее он стал поднимать брата, нанеся несколько несильных нецеленаправленных ударов ногами в область корпуса тела Р. Возможно в порыве мог высказать в адрес потерпевшего какие-то оскорбительные слова, но каких-либо насильственных действий в его адрес не производил. После того как брат поднялся, то они пошли в сторону магазина (том 2, л.д. 224-227).

Подсудимый М. в судебном заседании свою вину в инкриминируемых ему преступлениях не признал полностью, в порядке ст. 51 Конституции Российской Федерации отказался от дачи показаний, пояснил суду, что полностью поддерживает свои показания, данные в период предварительного расследования.

По ходатайству адвоката в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 276 УПК РФ были оглашены показания М., данные в период предварительного следствия в качестве подозреваемого и обвиняемого.

Из показаний М. от 29 мая 2013 года, данных в качестве подозреваемого, после разъяснений ему положений ст. 46 УПК РФ и в присутствии адвоката, следует, что 13 апреля 2013 года приехал в гости к своему брату В., они с ним сходили в магазин, купили пива. Он видел, что возле бойлерной по адресу: г. Москва, Коровинское шоссе, дом 6, стоит компания знакомых, среди которых был потерпевший, которого он ранее не знал. Решили с братом подойти к знакомым, но перед этим в магазине приобрели бутылку водки и закуску. Подойдя к компании, увидели, что все находятся в состоянии алкогольного опьянения. Он с братом поздравил А. с днем рождения, выпили за здоровье и стали общаться с присутствующими. Никакого конфликта с потерпевшим и неприязни к нему у него и брата не возникло, в компании их приняли доброжелательно. Так в процессе общения прошло около 2-3 часов. В течение этого времени общался с А., брат общался с Ш. Потерпевший общался со Б., а когда тот отошел, то свое внимание переключил на него (М.), пытаясь завязать разговор, но не получалось. Р. облокотился на крыло автомобиля, стал засыпать и уснув, начал падать. Он (М.) схватил его за рукав куртки, не удержал и потерпевший упал, после чего вместе с братом подняли последнего и прислонили к автомобилю. Через какое-то время Р. шаткой походкой подошел к брату, затем услышал повышенные тона со стороны потерпевшего, в сочетании с нецензурными словами. Он повернулся полубоком и в этот момент почувствовал, что на него кто-то падает, и тащит за куртку вниз за собой. Он инстинктивно ухватился за куртку потерпевшего, после чего они вместе упали на землю, где оттолкнул Р. руками от себя, после чего встал с земли и отряхнул одежду.

Потерпевший лежал на земле и не мог встать из-за сильного алкогольного опьянения. Пока он приводил себя в порядок, то стоял спиной к месту падения Р. и, услышал звук разбития стеклянной бутылки, а когда развернулся, то увидел, что Б. помогает потерпевшему встать, после чего последний направился в сторону В., при этом держал в руке стеклянную бутылку с отбитым горлом и высказывал нецензурной бранью. Он окликнул брата о приближении Р., после чего, чтобы предотвратить нападение, догнал потерпевшего и попытался сделать ему ногой подсечку, что получилось только с третьего раза и Р. упал вместе с ним на землю, полубоком на левую часть руки, а он на спину. В этот момент увидел, что потерпевший замахивается на него рукой с зажатой в ней бутылкой с отбитым горлышком и, успев закрыть лицо, подставил свою правую руку, отчего на ней образовалась рана от стеклянной бутылки. Поднявшись, он (М.) окликнул брата, позвав его домой и они ушли. Единственное оскорбительное слово, которое он мог высказать в адрес потерпевшего могло быть «олень». Не видел, чтобы В. избивал «ФИО»5, угрожал его жизни и здоровью. Откуда могли появиться повреждения на лице потерпевшего не знает (том 2, л.д. 156-161).

Из показаний М. от 10 июля 2014 года, данных в качестве обвиняемого после разъяснения положений ст. 47 УПК РФ, в присутствии адвоката, следует, что никаких ударов бутылкой по голове он Р. не наносил. Как и по поводу чего начался конфликт между братом и потерпевшим не знает, так как не слышал, а слышал только повышенные тона в голосе Р.. Не видел, чтобы В. наносил удары бутылкой в лицо потерпевшего и отчего тот упал, не знает. Р. не оскорблял и не применял к нему физической силы. Делал подножки потерпевшему, чтобы предотвратить его нападения с отбитой бутылкой на брата и в этот момент мог ему причинить физическую боль в области ног. В. не наносил удары Р., когда тот лежал на асфальте. Никаких угроз жизни и здоровью потерпевшего не высказывал (том 2, л.д. 247-248).

Вина подсудимых В. и М. в совершении инкриминируемых преступлений, подтверждается следующими доказательствами:

- показаниями потерпевшего Р., данными в судебном заседании, в период предварительного следствия, оглашенными по ходатайству государственного обвинителя в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ, подтвержденными потерпевшим в ходе судебного разбирательства, о том, что 13 апреля 2013 года, примерно в 22-23 часа, во дворе дома № 6 по адресу: г. Москва, Коровинское шоссе, в кругу своих знакомых отмечал день рождение А. В это время к ним подошли В. и М., в руках у обоих были бутылки из-под водки и пива. Подсудимые остались в их компании и в какой-то момент он остался с ними один, поскольку остальные отошли от них на небольшое расстояние. Между ним и подсудимыми возник конфликт из-за старшинства в районе и его фамилии, которая им не понравилась, после чего В. нанес ему удар кулаком в область лица, от которого он (Р.) почувствовал физическую боль, отшатнулся, отступив назад и в этот момент почувствовал сильный удар сзади по затылку. Он услышал звон бьющегося стекла и понял, что удар бутылкой ему нанес М., поскольку рядом никого не было. После этого удара от боли и силы удара он упал на колени, попытался встать, подняв голову, но в этот момент В. нанес ему удар спереди бутылкой в область правой брови, после чего у него потекла кровь по лицу. При этом он слышал, как подсудимые высказывали в его адрес слова угроз жизни, здоровью, которые воспринял реально и испугался за свою жизнь. После этого он упал на асфальт, а подсудимые вдвоем стали наносить ему удары руками и ногами по телу, голове, в силу чего он не мог защититься и впоследствии потерял сознание, очнулся уже в больнице. Ударов было не менее 7-8 с двух сторон (том 1, л.д. 45-47, 177-180, том 2, л.д. 119-121, 185-187);

- показаниями свидетеля А., данными в ходе судебного разбирательства, в период предварительного следствия и оглашенными по ходатайству государственного обвинителя в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ, подтвержденные свидетелем в ходе судебного разбирательства, о том, что 13 апреля 2013 года, примерно в 18 часов, совместно со своими друзьями отмечала свой день рождения, который был накануне, возле бойлерной по адресу: г. Москва, Коровинское шоссе, дом 6. Среди приглашенных был и потерпевший. Примерно в 21 час 30 минут к ним подошли В. и М. с бутылкой водкой, на половину заполненной, находящиеся в состоянии алкогольного опьянения. В какой-то момент компания разделилась и Р. наедине остался с подсудимыми.

Между ними произошел конфликт, в результате чего В. нанес потерпевшему удар кулаком левой руки по лицу, от которого последний упал на землю, затем встал и направился к В., который держа в одной из рук стеклянную бутылку из под пива и высказывая в адрес Р. нецензурную брань и угрозы физической расправы, нанес ему один удар бутылкой по голове. От удара потерпевший упал на землю, после чего В. и М. стали ногами избивать Р., высказывая при этом в его адрес нецензурную брань. Все присутствующие пытались оттащить подсудимых и в какой-то момент потерпевший потерял сознание. Были вызваны «скорая помощь» и полиция, а подсудимые ушли в сторону «адрес». Приехавшие сотрудники полиции отвезли их всех в отдел полиции для получения объяснений по обстоятельствам случившегося. Очень испугалась за Р., поскольку ему были причинены телесные повреждения (том 1, л.д. 60-62);

- показаниями свидетеля Б., данными в ходе судебного разбирательства, в период предварительного расследования и оглашенными по ходатайству государственного обвинителя в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ, подтвержденные свидетелем в судебном заседании, о том, что 13 апреля 2013 года примерно в 18 часов совместно со своими друзьями, среди которых был и потерпевший, отмечал возле бойлерной по адресу: г. Москва, Коровинское шоссе, дом 6, день рождение А., который был накануне. Примерно в 21 час 30 минут к ним подошли В. и М., которые находились в состоянии алкогольного опьянения и принесли с собой бутылку водки. В какой-то момент компания разделилась, и Р. остался с подсудимыми, между ними произошел конфликт. В. нанес потерпевшему удар кулаком левой руки по лицу, от чего последний упал на землю, а далее подсудимые вдвоем начали избивать ногами Р., при этом высказывали в его адрес нецензурную брань. В этот момент все присутствующие пытались остановить избиение, после чего подсудимые ушли. Приехавшая «скорая помощь» забрала потерпевшего в больницу, а всех присутствующих отвезли в отдел полиции для дачи объяснений. Испугался за потерпевшего, поскольку у него была разбита правая бровь. В. в ходе драки высказывал в адрес потерпевшего угрозы физической расправы (том 1, л.д. 65-67);

- показаниями свидетеля «ФИО»7, данными в ходе судебного разбирательства, в период предварительного следствия и оглашенными по ходатайству государственного обвинителя в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ, подтвержденные свидетелем в судебном заседании, о том, что 13 апреля 2013 года, примерно в 22 часа 05 она подъехала к бойлерной по адресу: г. Москва, Коровинское шоссе, дом 6, где А. отмечала свой день рождения и находилась там со своими знакомыми, среди которых был потерпевший и подсудимые. Она присоединилась к ним. Спустя какое-то время компания разделилась и Р. остался с В. и М. Между ними произошел конфликт и В. нанес потерпевшему удар кулаком левой руки по лицу, от чего последний упал на землю, встал и направился к В., который, держа в одной из рук стеклянную бутылку из под пива, высказывая в адрес Р. нецензурную брань и угрозы физической расправой, нанес ему один удар бутылкой по голове и она разбилась. От удара потерпевший еще раз упал на землю. Далее В. и М. начали избивать потерпевшего ногами, при этом каждый из них высказывали в адрес Р. нецензурную брань, который в какой-то момент потерял сознание. В это время все присутствующие пытались остановить подсудимых. После избиения подсудимые ушли. Приехавшая «скорая помощь» забрала в больницу потерпевшего, а их всех отвезли в отдел полиции для получения объяснений. Испугалась за потерпевшего, поскольку ему были нанесены серьезные телесные повреждения (том 1, л.д. 103-105);

- показаниями свидетеля Ш., данными в ходе судебного разбирательства, в период предварительного следствия и оглашенными по ходатайству государственного обвинителя в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ, подтвержденными свидетелем в судебном заседании, которые по смыслу и содержанию аналогичны показаниям свидетеля А. (том 1, л.д. 108-110);

- показаниями свидетеля Л., данными в ходе судебного разбирательства, о том, что состоит в должности следователя СО ОМВД России по Тимирязевскому району г. Москвы. 13 апреля 2013 года находилась на дежурстве и ближе к ночи поступило сообщение об уличной драке по адресу: г. Москва, Коровинское шоссе, дом 6, в районе бойлерной, куда выехала следственно-оперативная группа с ее участием. На месте ею было установлено место происшествия и проведен его осмотр с участием двух понятых. Место происшествия представляло собой заасфальтированный участок местности, который при осмотре освещался искусственным фонарным светом, кое-где лежал снег. На капоте автомобиля был накрыт импровизированный стол, на капоте и возле машины лежали пластиковые стаканчики, пустые пластиковые и стеклянные бутылки от безалкогольных напитков и пива. На асфальте находились прозрачные осколки стекла, дно от бутылки. В некоторых местах были обнаружены пятна бурого цвета. В ходе осмотра места происшествия ничего не изымалось. По факту осмотра ею был составлен протокол, в котором поставили свои подписи все присутствующие лица;

- показаниями свидетеля «ФИО»6, данными в период предварительного следствия и оглашенными по ходатайству государственного обвинителя в соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ, с согласия сторон, о том, что состоит в должности дознавателя ОД ОМВД России по Тимирязевскому району г. Москвы. 16 апреля 2013 года ему на исполнение поступил материал проверки по факту причинения телесных повреждений и угроз убийством в отношении Р. 19 апреля 2013 года им было возбуждено уголовное дело по признакам составов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116 УК РФ, ч. 1 ст. 119 УК РФ в отношении В. Решение о возбуждении уголовного дела в отношении В. было принято в ходе изучения материала проверки, а также исходя из объяснений свидетелей. При допросе в качестве потерпевшего, свидетелей, им разъяснялась уголовная ответственность за дачу заведомо ложных показаний, а также разъяснялись их права и обязанности. Потерпевший и свидетели давали свои показания добровольно, излагая их в свободном рассказе.

Все свидетели единогласно указывали на то, что В. первым нанес удар кулаком в лицо потерпевшему, после чего он же нанес потерпевшему не менее двух ударов бутылками по голове, отчего потерпевший упал. После этого В. и М. стали наносить удары ногами и руками по голове и туловищу Р., сопровождая свои активные действия угрозами убийством, которые потерпевший в силу исходящих от обоих братьев угроз, воспринял реально и у него имелись основания опасаться осуществления данных угроз (том 2, л.д. 103-105);

- показаниями свидетеля «ФИО»5, данными в ходе судебного разбирательства, о том, что потерпевший приходится ей сыном. В апреле 2013 года находилась на даче, когда ей поступил звонок от соседки «ФИО»9, которая сообщила ей, что ее сына избили и отвезли в больницу. Она приехала с дачи, Р. был дома, лежал на кровати, его голова была забинтована, глаз не было видно. Сын рассказал, что в состоянии шока ушел из больницы. На следующий день она пошла к врачу. Когда делала сыну перевязку, то увидела на голове сзади рваные раны, рваную рану в области правой брови, все тело и спина были синими. Сын ей рассказал, что во дворе дома стоял со своими знакомыми и к их компании подошли подсудимые, у него с ними произошел конфликт, и они его избили;

- заявлениями Р. на имя начальника ОМВД России по «Тимирязевскому» району г. Москвы о привлечении к уголовной ответственности Максаковых, которые 13 апреля 2013 года в 23 часа 30 минут по адресу: г. Москва, Коровинское шоссе, дом 6, во дворе дома, угрожали ему убийством и физической расправой, нанесли телесные повреждения (том 1, л.д. 6-7, 9);

- справкой из КДЦ г. Москвы, согласно которой Р. диагностирована ушибленная рана правой надбровной области (том 1, л.д. 15);

- протоколом осмотра места происшествия от 14 апреля 2013 года, согласно которому, был осмотрен участок местности по адресу: г. Москва, Коровинское шоссе, дом 6, строение 1, на котором на момент осмотра имеются прозрачные остатки стекла, медицинские перчатки, марлевая повязка со следами вещества бурого цвета, далее находится дно от стеклянной бутылки, припаркована автомашина, зеленого цвета, с государственным регистрационным знаком, около которой находятся пластиковые и стеклянные бутылки, целлофановые пакеты, на капоте указанной автомашины находится газета, на которой пакеты с продуктами и два букета роз, пластиковая посуда с остатками продуктов, с правой стороны от заднего сиденья автомашины на расстоянии 30 см., на углу бордюрного камня на заснеженной поверхности имеется пятно вещества бурого цвета (том 1, л.д. 16-19, том 2, л.д. 100-102);

- протоколом медицинского освидетельствования В. от 14 апреля 2013 года, в ходе которого у последнего выявлено состояние алкогольного опьянения (том 1, л.д. 24);

- протоколом медицинского освидетельствования М. от 14 апреля 2013 года, в ходе которого у последнего выявлено состояние алкогольного опьянения (том 1, л.д. 28);

- справкой от 16 апреля 2013 года из КДЦ г. Москвы, согласно которой в указанное медучреждение 14 апреля 2013 года в 18 часов 40 минут обращался Р. с диагнозом: ушибленная рана правой брови, теменной области, осаднение правой височной, скуловой, щечной области левой половины лба, спинки носа, левого коленного сустава, ссадины левого бедра, параорбитальная гематома справа (том 1, л.д. 29);

- карточкой происшествия от 14 апреля 2013 года, согласно которой ГКБ им. С.П. Боткина сообщает о том, что нарядом скорой помощи с Коровинского шоссе, дом 6, 13 апреля 2013 года в 23 часа 39 минут доставлен Р., который избит. Диагностирована: ушибленная рана правой брови (том 1, л.д. 31);

- справкой из ГКБ им. С.П. Боткина г. Москвы, согласно которой на лечении находился Р. с диагнозом: ушибленная рана правой брови с 23 часов 59 минут 13 апреля 2013 года до 01 часа 40 минут 14 апреля 2013 года (том 1, л.д. 32);

- заключением эксперта от 07 мая 2013 года, согласно которому при обращении в КДЦ 14 апреля 2013 года у Р. были выявлены «данные изъяты» (том 1, л.д. 54-56);

- заключением эксперта от 27 мая 2013 года, согласно которому у Р. имелись телесные повреждения: «данные изъяты» (том 1, л.д. 122-124);

- заключением эксперта от 15 октября 2013 года, согласно которому у Р. были выявлены повреждения в виде: «данные изъяты» (том 1, л.д. 160-163);

- протоколом очной ставки между подозреваемым М. и потерпевшим Р., в ходе которой последний подтвердил свои ранее данные показания, изобличив М. и В. в совершении в отношении него противоправных деяний (том 2, л.д. 191-194);

- протоколом очной ставки между обвиняемым В. и потерпевшим Р., в ходе которой последний подтвердил свои

ранее данные показания, изобличив В. и М. в совершении в отношении него противоправных деяний (том 2, л.д. 200-202);

- вещественными доказательствами: три фотоизображения лица потерпевшего Р., оформленные в виде фототаблицы на 2-х листах к протоколу осмотра от 10 июля 2014 года (том 2, л.д. 251).

Оценивая приведенные выше доказательства, суд признает их допустимыми, относимыми и достоверными, полученными в соответствии с требованиями уголовно-процессуального кодекса РФ, а в совокупности достаточными для разрешения уголовного дела. Оснований не доверять показаниям потерпевшего, свидетелей, которые являются очевидцами произошедшего, их показания последовательны, дополняют друг друга, объективно подтверждаются другими исследованными по делу доказательствами, даны спустя непродолжительное время после 13 апреля 2013 года, у суда не имеется. Причин для оговора подсудимых В. и М. судом не установлено. Экспертизы проведены экспертами, обладающими специальными познаниями и имеющими стаж работы, предупрежденными об уголовной ответственности, выводы экспертов аргументированы и обоснованы, в связи с чем у суда нет оснований им не доверять.

В судебном заседании свидетель Б. показал, что потерпевшему 13 апреля 2013 года со стороны подсудимых наносились только удары руками, никаких слов угроз убийством не слышал, была просто обычная драка. Во время предварительного следствия следователем неверно изложены его показания в протоколе допроса.

Оценивая показания свидетеля Б. на разных стадиях производства по делу, суд приходит к выводу, что достоверными являются показания, которые были даны им на предварительном следствии 22 мая 2013 года и оглашенные в судебном заседании, поскольку они являются последовательными, согласуются с фактическими обстоятельствами дела, даны спустя небольшой промежуток времени после случившегося, получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Кроме этого, свидетель не был лишен возможности сделать замечания после прочтения протокола своего допроса.

Давая оценку показаниям подсудимого М., оглашенными в судебном заседании и отрицающим свою причастность к инкриминируемым ему преступным деяниям, суд считает их несостоятельными, не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, опровергаются совокупностью доказательств, представленных стороной обвинения.

Оценивая показания В., оглашенные в судебном заседании, относительно событий, произошедших 13 апреля 2013 года, касающихся причинения потерпевшему телесных повреждений и высказываний в его адрес угроз убийством, суд считает, что наиболее достоверными являются показания, данные В. в досудебной стадии производства по делу в качестве подозреваемого, поскольку они подтверждаются показаниями потерпевшего, свидетелей.

Показания подсудимого В. относительно не причастности к совершению преступления М., суд находит не состоятельными, поскольку они опровергаются совокупностью собранных по делу доказательств. Подсудимый В. в судебном заседании пояснил, что не подтверждает свои показания, данные в качестве подозреваемого, поскольку дознаватель заставил его дать такие показания, однако допрос был проведен в присутствии адвоката, после разъяснения подозреваемому своих прав, при этом В. не лишен был возможности сделать замечания по протоколу своего допроса.

Доводы адвоката об исключении из предъявленного В. обвинения совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ, поскольку это объективно не подтверждено соответствующими доказательствами, а также о переквалификации действий В. с п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ на ч. 1 ст. 112 УК РФ, поскольку повреждение средней тяжести было причинено не группой лиц по предварительному сговору, суд находит их несостоятельными, которые опровергаются совокупностью собранных по делу доказательств.

Доводы адвоката об оправдании М. по ч. 1 ст. 119 УК РФ в связи с недоказанностью его вины, а также о переквалификации его действий с п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ на ч. 1 ст. 116 УК РФ, поскольку со стороны её подзащитного потерпевшему были причинены побои, суд находит их несостоятельными, которые опровергаются совокупностью собранных по делу доказательств.

Действия В. и М. суд квалифицирует по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ, так как они совершили умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья, группой лиц по предварительному сговору.

В. действуя совместно с М. нанес потерпевшему удар рукой в область лица, после чего М. нанес сзади потерпевшему один удар стеклянной бутылкой по голове, затем В. нанес спереди один удар стеклянной бутылкой в область правой брови Р., после чего подсудимые совместно стали наносить потерпевшему руками и ногами многочисленные удары в область тела и головы. В результате действий В. и М. потерпевшему были причинены телесные повреждения, повлекшие средней тяжести вред здоровью по признаку длительного расстройства здоровья на срок более 21 дня. Действия подсудимых были согласованными и совместными.

Действия В. и М., каждого, суд квалифицирует по ч. 1 ст. 119 УК РФ, так как они совершили угрозу убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, поскольку В. и М. на почве внезапно возникшей личной неприязни к потерпевшему, в процессе нанесения ударов стеклянной бутылкой, а затем многократных ударов по телу и голове, высказывали слова угрозы убийством и физической расправы. Угрозу убийством в свой адрес Р. воспринял объективно, поскольку в отношении него подсудимыми были совершены насильственные действия и в этой связи у него имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

При назначении подсудимым В. и М. наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, а также данные о личности каждого из подсудимых.

В. ранее не судим, впервые привлекается к уголовной ответственности, на учетах у врачей психиатра и нарколога не состоит, по месту жительства характеризуется положительно, имеет «данные изъяты», он занимается общественно-полезным трудом и по месту работы характеризуется положительно, за добросовестный труд был награжден почетной грамотой, его жена «данные изъяты», в судебном заседании принес свои извинения потерпевшему.

Обстоятельством, смягчающим наказание В., суд признает наличие наличие малолетнего ребёнка. Обстоятельств, отягчающих наказание В., предусмотренных ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

М. ранее не судим, впервые привлекается к уголовной ответственности, на учетах у врачей нарколога и психиатра не состоит, имеет «данные изъяты», занимается общественно-полезным трудом и по месту работы характеризуется положительно, «данные изъяты», в судебном заседании принес свои извинения потерпевшему.

Обстоятельством, смягчающим наказание М., суд признает наличие наличие малолетнего ребёнка. Обстоятельств, отягчающих наказание М., предусмотренных ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

Принимая во внимание фактические обстоятельства дела, данные о личности В. и М., мнение потерпевшего о размере и виде наказания, наличия смягчающего наказание обстоятельства и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, суд считает, что достижение целей исправления В. и М. и предупреждения совершения ими новых преступлений возможно в условиях без назначения реального отбывания наказания в виде лишения свободы, с применением положения ст. 73 УК РФ и с возложением исполнения определенных обязанностей.

Рассмотрев исковые требования потерпевшего Р. о компенсации морального вреда в размере 1000000 рублей, суд приходит к следующим выводам.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Учитывая, что действиями В. и М., в результате совершенного противоправного действия, потерпевшему Р. причинен моральный вред – физические страдания, этот вред подлежит возмещению его причинителями – В. и М.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд, руководствуясь положениями ст.ст. 151, 1099, 1101 ГК РФ, принимает во внимание степень вины подсудимых, совершивших преступление средней тяжести, их имущественное положение, степень и характер причиненных потерпевшему нравственных страданий, и исходя из требований разумности и справедливости, считает возможным определить размер компенсации морального вреда в размере 150000 рублей, которые подлежат взысканию с В. в размере 75000 рублей, с М. в размере 75000 рублей.

Вещественные доказательства: три фотоизображения лица потерпевшего Р., оформленные в виде фототаблицы к протоколу осмотра, находящиеся в материалах дела – оставить при материалах дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 299, 307-309 УПК РФ, суд приговорил:

Признать В. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ и ч. 1 ст. 119 УК РФ и назначить ему наказание:

- по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года;

- по ч. 1 ст. 119 УК РФ в виде обязательных работ сроком 200 часов.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, окончательное наказание назначить В. путем поглощения менее строгого наказания более строгим в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное В. наказание считать условным, с испытательным сроком в течение 3 (трех) лет. Назначая условное осуждение, суд возлагает на В. исполнение определенных обязанностей: не менять постоянного места жительства на период испытательного срока без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, проходить в этом органе регистрацию один раз в три месяца.

Признать М. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ и ч. 1 ст. 119 УК РФ и назначить ему наказание:

- по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года;

- по ч. 1 ст. 119 УК РФ в виде обязательных работ сроком 200 часов.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, окончательное наказание назначить М. путем поглощения менее строгого наказания более строгим в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное М. наказание считать условным, с испытательным сроком в течение 3 (трех) лет. Назначая условное осуждение, суд возлагает на М. исполнение определенных обязанностей: не менять постоянного места жительства на период испытательного срока без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, проходить в этом органе регистрацию один раз в три месяца.

Меру пресечения В. и М. в виде подписке о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора в законную силу оставить без изменения.

Взыскать с В. в пользу Р. компенсацию морального вреда в размере 75 000 рублей.

Взыскать с М. в пользу Р. компенсацию морального вреда в размере 75 000 рублей.

Вещественные доказательства: три фотоизображения лица потерпевшего Р., оформленные в виде фототаблицы к протоколу осмотра, находящиеся в материалах дела – оставить при материалах дела.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его постановления. В случае подачи апелляционного представления или апелляционной жалобы осужденные вправе заявить ходатайство о своем личном участии в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, непосредственно указав об этом в апелляционной жалобе либо в возражениях на жалобы, представления, принесенных другими участниками уголовного процесса.

Вред здоровью средней тяжести и побои из хулиганских побуждений;

Тяжкий вред здоровью и вред здоровью средней тяжести;

Вред здоровью средней тяжести, группой лиц и из хулиганских побуждений;

Вред здоровью средней тяжести, побои и угроза убийством;

Вред здоровью средней тяжести с применением предмета, используемого в качестве оружия;

Вред здоровью средней тяжести из хулиганских побуждений;

Вред здоровью средней тяжести и хулиганство;

Вред здоровью средней тяжести и тяжкий вред здоровью;

Вред здоровью средней тяжести без хулиганства;

Вред здоровью средней тяжести и побои из хулиганских побуждений;

Вред здоровью средней тяжести и грабёж;

Вред здоровью средней тяжести из хулиганских побуждений;

Тяжкий и средней тяжести вред здоровью группой лиц;

Вред здоровью средней тяжести и побои из хулиганских побуждений и группой лиц;

Судебная практика уголовных дел московских судов;

Судебная практика московских судов по хищениям;

Практика уголовных дел;

Уголовные дела;

Адвокат по уголовным делам Москва. Защита по уголовным делам в Москве;

ОМВД г. Москвы;

Рейтинг@Mail.ru